hrizantema_8 (hrizantema_8) wrote,
hrizantema_8
hrizantema_8

Category:

Сибирская кухня во вкусных цитатах. Часть 5.

Вот помните, я вам что говорила? придет НГ и оглянуться не успеете! и говорила я это в начале октября, открывая свои ссылочки с новогодним украшениями.))
То же самое скажу и сейчас..только слова поменяю..))
Не успеете оглянуться, как и лето придет! ))
У нас буквально в один день позавчера все растаяло и из-под снега вылезла зеленая трава, подснежники,
а кое где осмелели даже нарциссы.))
Вот и сегодня последний календарный день зимы и я тороплюсь дописать свой небольшой цикл
Сибирская кухня во вкусных цитатах до окончания ФМ у Оли.
Картинка не совсем подходящая к теме, но других не нашлось.))



Тема написана для Оли cookingoffroad в ее ФМ Зимние посиделки


*** Вечером вошел к нему Ибрагим:
– Хозяин!.. Мы с Прошком на озеро риба таскать поедем в ночь. Коптить будэм... Дорога дальный, Угрюм-рэка нужна.

Дома у нас была коптильня, отец сколотил..коптила исправно и выдавала рыбу горячего копчения..Сам ловил, мать чистила
и солила, отец коптил..необыкновенно вкусная была рыба, а сорт то какой- гальяшки,которую заядлые рыбаки и брать не хотели,разве что кошек угостить..
А напрасно..мяско у гальянов упругое, розовое, прозрачное..этакая местная салакушка, которую не умели готовить москвичи
и за что на них гневался господин похлебкин,обзывая их идиотами.))
В последние годы 90-х уже никто носом не крутил там дома.шли в еду вовосю и гальяны..длиннее 20 см. рыбешек этого сорта
я и не видела..

*** Жили в палатке по-походному. Рыба, птица, ягоды с грибами. К осени шестеро плотников, среди них – Константин Фарков, выстроили небольшой, в пять окон, домик, игрушечную баню, склад для товаров и конюшню на два стойла.

*** Ибрагим хлебал кислое молоко, пил с морошкой чай и по складам читал Анфисино, вскрытое им, письмо.

*** Нет, хорошо! Все, как и в тот вечер. Лампа с висюльками, пузатый, купеческой породы, самовар, пироги, варенье.


*** Анфиса тоже сидела у себя пред зеркалом, кушала шоколадки и красовалась, примеряя соломенную шляпу с лентами.
– Это кто ж тебе шляпу? И конфеты! Эге, точь-в-точь, как у меня. Пристав? – поздоровавшись, спросил Петр Данилыч.
– Да, пристав.
Пили они наливку из облепихи-ягоды.


*** Была жара и духота, но Прохор с Ниной самоотверженно ходили по окрестностям завода. Яков же Назарыч с утра до ночи ел ботвинью и окрошку со льдом и едва не доелся до холеры.

Вот и еще забытое русское блюдо..ботвинье.
Копченая рыба,холодного и горячего копчения, отварная белая, щавель,шпинат, свекольная ботва, тертая лимонная цедра, тертый хрен, зеленый лук, укроп, квас..вкусно ведь, а почему забыто? в жаркую погоду наравне с окрошкой распрекрасно..

*** Но вот пришла Нина, смуглая, темноволосая, в белом, с васильками на груди.
– Папочка, пойдемте завтракать. Я заказала стерлядь.
– Сейчас, сейчас... Слушай-ка, Прохор... Это какую вы с ней выдумали наливку пить?

*** Как-то позвали Громовых на заимку кушать пельмени, сам отказался – болен, Марья Кирилловна уехала одна.

И вот так через весь роман пельмени и пельмени.))

*** Первый час ночи. Гроза умолкла, а мелкий, утихающий дождь все еще шуршит. К комнате Прохора по коридору мокрые, грязные следы. Что-то напевая под нос, Прохор прошел в теплых сухих валенках в кухню, сам достал из печи щей и съел. Поднялась с постели кухарка.
– Дай мне есть, – сказал Прохор.
Поел каши.
– Еще чего-нибудь.
– Да Христос с тобой. Пахал ты, что ли?
– Нет ли баранины? Нет ли кислого молока?

***Праздничный завтрак накрыт в малой столовой. Все прочно, солидно, богато. Дубовый круглый стол, черного дуба резные стулья, диваны. Стены в темных тисненых обоях. Айвазовский, Клевер, библейский этюд Котарбинского, люстра и бра старой бронзы. Двери и окна в портьерах тяжелого шелка. У Нины Яковлевны, конечно ж, есть вкус, но в убранстве квартиры ей помогал и Протасов.
– Можно садиться? – сказал он и сел.
– Да, да, прошу! Отец Александр, господин пристав, Иннокентий Филатыч, мистер Кук, – спохватилась хозяйка.
Стол сервирован с изяществом: фарфор, серебро, в старинных батенинских вазах букеты свежих росистых цветов. Много вин, есть и водка.
– Эх, вот бы отца Ипата сюда! – простодушно говорит пристав, наливая себе и соседям водки. – Вы его помните, Нина Яковлевна?
– Да, да. Это который – «зело борзо»?
– Вот именно... Ну-с, ваше здоровье! Зело борзо! – чуть приподнялся грузным задом, чуть звякнул шпорами матерый, по шестому десятку лет, пристав.
Завтрак был скромный: пирог, жареные грибы в сметане, свежие ягоды.

Давно грибов жареных не ели..нажарю, пожалуй, сейчас картошечки с грибами к завтраку.))

*** – Иван! Чаю! Бутерброд! Четыре экземпляр!
Длинный, рябой, немножко придурковатый Иван, отвечающий за кухарку, прачку и лакея, услыхав хозяйскую команду и не желая портить под дождем костюм, стал в кухне быстро раздеваться догола. Потом швырнул на поднос кучу бутербродов, налил в кружку подслащенный чай, со всем этим выскочил на улицу и стремительно кинулся, подобно голенастому страусу, догонять хозяина. При этом лакей делал сложные прыжки, как-то потешно выбрасывая в стороны свои длинные волосатые ноги. Спешившая в лавчонку молодая солдатка Фроська, не узнав мистера Кука, но сразу же признав в нагом Иване своего вздыхателя, истошно завопила, побежала звать на помощь:
– Люди добрые! Караул!! Ваньку моего обобрали догола. Какого-то жулика имает!
Меж тем мистер Кук, чуя за собой отчаянные скачки лакея, для веселости нажал; из-под его широких и плоских, как у обезьяны, ступней летели брызги. Нажал и лакей и вдруг, поскользнувшись, растянулся. Собаки вмиг с аппетитом пожрали сыр, булку, колбасу.
– Вот видите, васкородие, здесь неудобно, в дом пожалуйте, – сердито сказал лакей.

Долго, поди, те собаки потом облизывались..))

*** Оленье мясо упрело в котелках. Варево густое, с янтарным золотым жирком. Пар валил вкусный.
Вино булькает и булькает в стакашки
.

*** Он волочил по пыльной дороге десятисаженную веревку, на нее нанизано множество «мерзавчиков», соток, сороковок казенного вина.
– Три ведра, как одна копейка. Айда за мной в прохладно место! Закусок сюда, сыру сюда, окороков! Я люблю людишек.

*** В это время гости Нины Яковлевны усаживались за аппетитный стол. На самом почетном месте дьякон Ферапонт. Впрочем, на приготовленное для отца Александра кресло дьякон сел без приглашенья, первый.
Он окинул стол бычьим взглядом – выпивки много, от пирогов духмяный пар.


Свежая горячая выпечка,  ее аромат - вот с чем ассоциируется у меня сибирский дом..
Я выросла на выпечке по субботам, с жареными пирожками, с сахарными булочками, с большими сдобными пирогами с вареньем,
с капустой, с рисом\рыбой и луком..вместо свежей у нас часто добавляли консервы-сайру, скумбрию и т.д.
Смешивали с рисом и яйцами, а лук шел в такие пироги непременно сырой.
Соль и обязательно черный перец.

*** Они двинулись дорожкой. Инженер Протасов – вяло и расхлябанно, Нина – четкой, быстрой ступью. Миновали две гипсовые статуи Аполлона и Венеры с отбитыми носами, обогнули стоявшую на пригорке китайскую, увитую диким виноградом беседку, очутились в обширном фруктовом саду, обнесенном высоким забором с вышкой для караульного. Длинные, ровные, усаженные ягодами гряды и ряды молодых плодоносных деревьев.
– Где это видано, чтоб в нашем холодном краю могли расти яблоки, вишни, сливы?.. Вот они! Сорвите, покушайте. А вот малина по грецкому ореху, а вот дозревающая ежевика. Особый ее сорт, я очень, очень благодарна мистеру Куку.

И правда, удивление..плодоносные фруктовые деревья и ягоды в таком холодном крае..это что..в теплицах вызревали и лимоны
и ананасы и арбузы..

*** Подали на подносе чай с лимоном, с розовыми сушками. Почему-то три чашки.
– Доложите Семену Семенычу, что чай готов.

*** Стол богато сервирован и уставлен закусками и винами. На отдельном, с зеркальной крышкой, столике фасонистый
самовар пускал пары.

– Самоварчик, дорогой мой, – блаженно закатил глаза Степан Степанович, купец. – Шумит, фырчит...
Хозяюшка, а липовый медок есть к чайку? Спасибо...

И, противореча самому себе, он выпил стопку коньяку и потянулся к вазе за цукатами.
Чай разливала горничная. Лулу хохотала, тараторила сразу с тремя гостями, чокалась, хлопала рюмку за рюмкой рябиновку, коньяк, мадеру. Купец намазал свежий огурчик медом и хрустел.

Огурцы с медом кто знает, есть и сейчас.
Я научилась есть с медом соленые огурцы..дед пристрастил..
а еще у нас дома принято было есть и помидоры с сахаром, особенно желтые сорта.

*** Но мы слишком забежали вперед, до конца ужина еще далече – лишь подан румяный пирог с яйцами, – мы еще как следует не ознакомились с гостями, не слышали их разговоров-разговорчиков.
Присутствовали два приказчика: Пьянов и Полупьянов (между прочим, оба великие трезвенники и оба с рыжими бородками), еще громовская горничная Настя в вышедшем из моды, но великолепном платье «барыни». Она и вела себя соответственно, как барыня: на все фыркала, всех вслух критиковала, поджимала губки, разрезала пирог, картинно оттопыривая мизинчики, а когда сосед Насти, дьякон Ферапонт, нечаянно щекотнул ее в бочок, она ойкнула, лягнулась под столом, сказала:
– Пардон, пожалуйста... Не распространяйте свои кутейницкие руки...

Интересует меня пирог с яйцами..надо бы полистать старые книги..
В современно варианте это вареные яйца да зеленый лук.
А что в то время шло к яйцам?

*** Ужин только начался. Пред каждым гостем – меню, отпечатанное в канцелярии на ремингтоне и с нарисованной пером Ильи Петровича короной.
Первым блюдом – три сорта пирогов: с капустой, с осетром и с яйцами. Вторым блюдом – пельмени а-ля Громов. Третьим блюдом – дикие утки по-бельгийски. Четвертым – какое-то крошево из оленины, сохатины, рябчиков, под названием «мясной пломбир а-ля Илья Сохатых». Потом шли кисели из облепихи, ежевики, клюквы.

Помните в предыдущей части студень из крови?
Теперь для снова что-то диковинное - крошево из оленины, сохатины, рябчиков, под названием «мясной пломбир а-ля Илья Сохатых». Даже не могу представить,что это может быть.
Хотя и пельмени а-ля Громов и дикие утки по-бельгийски так же вызвали любопытство..

Но далее в книге есть такая цитата:

Публика уже изрядно напилась, когда подали в трех мисках горячие пельмени.
– Господа поздравители! – встал, постучал вилкой о тарелку Илья Петрович, и запухшие глазки его широко открылись. – Во всех менях, которые лежат перед вами, как в аристократии, пельмени названы мною а-ля Громов, в честь моего глубокочтимого патрона Прохора Петровича.

Так что с пельменями все ясно, а что я могу еще добавить, так это то, что существует мнение
что в пельмени по-сибирски мясо рубится ножом вручную на фарш, а не перекручивается в мясорубке. Почему бы и нет...Скобленое мясо в изделиях и еще вкуснее рубленого.
Я пробовала и то и другое.. Но слишком уж трудоемко..
А запрос на утку по-бельгийски выдал совершенно неожиданное..))
Шашлык из утки, во как!

Клюквенный морс люблю так, что делаю его сейчас почти ежедневно..
Замороженные ягоды заливаю кипятком и засыпаю сахаром по вкусу.Затем вжиг в блендере и доливаю опять же горячей водой..все..Зимой питье из клюквы очень актуальное,а о полезных свойствах этой ягоды много информации в интернете.
Не всякое заморское диво с нею сравится,так что не забываем и о своем родном продукте.
облепиховый же сок с сахаром напоминает фанту без газа,только вкуснее..а вот варенье из нее много уступает по вкусу..но ягода очень полезна в умеренных дозах в любом виде гипертоникам.

*** Студент Александр Иванович Образцов сидел рядом с семипудовой Февроньей Сидоровной, хозяйкой, увешанной золотыми брошками, серьгами, кольцами, часами и браслетами. Она, назло мужу, всячески ухаживает за студентом, а студент за нею.
– Кушайте икорки, подденьте на вилочку рыжичков... Собственной отварки. Выпейте наливочки... Ах, заходите к нам почаще...

Рыжички солили да мариновали отборные, в копеечку величиной..мне пробовать рыжики не доводилось, а вот такие же отборные маслята маринованные ела..необыкновенно вкусно!

*** – Лиссабонского! – приказал генерал, человек поклонился, подал вино. – Дело в том... Вы думаете, что сам-то градоначальник трезвенник? Ого! Посмотрели бы вы... Дело в том, что вам назначено там быть без четверти десять, – сейчас сорок две минуты девятого. Времени уйма... Итак... Ваше здоровье!.. – Генерал взял бокал, чокнулся с Прохором.
– Будьте здоровы, ваше превосходительство, – взял бокал и Прохор.
Генерал отхлебнул немного. Прохор залпом, жадно осушил до дна.
– Ага, – сказал генерал и позвонил. – Налей-ка, брат, еще, да балычку, икорочки...
– Может быть, сыр бри угодно вашему превосходительству?
– Давай сыр бри, – повоняй, брат, повоняй.

Вспомнился забавный случай из молодости.))
Я всегда сыр любила, особенно расплавленный даже просто на сковороде..
и вот в первый год нашей совместной жизни с мужем, а жили мы в комнате в бараке с печным отоплением, я купила какой то эстонский сорт сыра и вот убейте-не помню названия,но точно знаю, что был он наш..
Очень вкусный сорт, но вонючий страшно.)) Пожалуй,даже знаменитый бри переплюнет по силе вонькости..)) А муж мой сыр терпеть не может от слова совсем..счас то он в сортах разбирается как миленький, потому что в доме три заядлых сыроеда, Маркиза тоже любит хороший сыр.))
А тогда я еще не знала о его нелюбви к сыру..затопила печь,прибежав с работы раньше мужа,натопила сыра этого да не успела проветрить комнату..а пах сыр грязными носками с примесями чего угодно лишь бы усилить эту вонь.))
В итоге пришлось мне весь приготовленный сыр к угощению самым лакомым-порадовать же хотелось, пришлось выбросить..с тех пор покупала тот сорт втихомолку и растапливала его в одиночку дома, быстро проветривала комнату, быстро съедала и после долго чистила зубы и полоскала рот.)) а сейчас этого сыра нет больше в продаже..жаль..

*** Иннокентий Филатыч, как свекла красный, с серебристой, начисто отмытой бородой пешочком возвращается из бани. Под мышкой веник (подарит приятелю, швейцару Мариинской гостиницы), в руке вышитый шерстью старинный саквояж с бельем. Вот чудесно. Хорошо попить чайку. Жаль, Анны нет, вдовухи-дочки. Сейчас бы на затравочку чайку домашнего, сейчас бы самовар, маленький графинчик водки – «год не пей, а после бани – укради, да выпей», поужинал – и спать. А встал – кругом тайга шумит. Вот жизнь!

Вот и наши банные дни в субботу помню..
Напаришься, намоешься да и к столу за самовар..
Но первым делом в бане пили квас или мрс,компот мог быть, летом березовый сок охлажденный..а за чаем,если вечером дело было, мужчины могли выпить по большой граненой рюмке на ноже водки, женщины наливочки..у нас ее делать было принято..на ягоде,траве,
а делали их сладкими..градус снижался, вкус становился необыкновенным, под горячий ароматный чай самое то..
Но не больше рюмочки..а отдохнув, так же ужинали, убирали со стола и долго-то не сидели..спать по чистым постелям, в чистом доме..
Перед баней было принято делать генеральную уборку.
До сих пор вспоминаю этот особый распорядок недели..
Суббота - генеральная уборка и баня.)) и скучаю по этому распорядку.

*** Белый воротник рубахи Прохора замазан дрянью. Очень скверно пахнет..
– Сыр бри, – поясняет жандарм и приказывает кучеру: – Пшел веселей! – И старику: – Ежели этим господским сыром, папаша, собаке хвост намазать – сбесится. А баре жрут..

*** – Наденька, сходи в погреб за рыжичками... И... наливочка там... понимаешь, в бочоночке... Нацеди в графинчик. – Наденька зажгла фонарь, ушла.

*** В избушке горят две свечи. По земляному полу – хвои, на хвоях – ковер. Дева сбрасывает шубу. Дьякон преет в рясе. Пельмени с перцем, уксусом аппетитны, восхитительны. Дьякон жадно пьет водку .

*** Спешно выпили по одной, по другой, по третьей; наскоро, давясь, подкрепили себя селедочкой, сырком, копчушками. Дьякон Ферапонт положил в запас за щеку кусок леща.

*** Прохор поднял двенадцатый бокал шампанского, пушка ударила пятидесятый раз.
– Пью за здоровье отсутствующего Андрея Андреича Протасова. Урра!..
– Уррра!.. – грянул пьяный пароход, и паровые стерляди потянулись хороводом из кухни в пир.

Шампанское в цитате, паровые стерляди напомнили мне про рецепт к празднику.
Стерлядь в шампанском я впервые увидела в передачке Званый ужин..первые были еще сносными..и вот один из участников армянин, у которого был цветочный бизнес, приготовил рыбу именно в таком виде и подал, сервировав цветами.
Стрелядки появились,наконец-то и у нас в продаже..недешевы..но раз в год купить средненькую красавицу за 12 евро кило можно.))

*** Первая встреча произошла так. Инженер Протасов принес коробку печенья и фунт сыру. За чаем ведутся длинные разговоры.

*** На следующий день, в двенадцать часов, семьдесят пять возчиков сели под навес за стол. Жирные щи, каша, пироги с рыбой и по стакану водки.

*** – Фено-ме-нально... Колоссаль, колоссаль... О! – воткнул мистер Кук палец в небо и смачно почмокал, словно гастроном пред шипящими в сметане шампиньонами.

Кэтти в конце романа погибнет..глупо и нелепо,неожиданно совершенно..
Жаль ее, как заморскую диковинную бабочку, попавшую в ледяное дикое царство..
Молодость в одиночестве, ожидание любви, отстутсиве подходящего для нее общества приведет девушку к алкоголю, через него и к смерти..

*** Кэтти посолила кусочек черного хлеба, понюхала его, выпила рюмку зубровки, широко открыла глаза, чуть наклонила голову, прислушалась, как, впитываясь в кровь, томит вино. Пожевала соленую корочку, опять налила и выпила.

*** Когда на столе появился большой самовар, миска меду и шаньги, купец с доктором уселись пить чай. Оба они частенько прикладывались к бутылке с коньяком.
- Дунюшка-а-а... родименькая-а-а... иди-ка, выпей чайку с лимончиком, - обрадовался купец.
Купец пил рюмку за рюмкой, заедая шаньгами и солеными огурцами.

И снова шанешки..не пора ли уже тесто поставить на них? ))
А потом и к чаю с лимончиком!

Прохор у старцев в тайге..

*** Прохор здесь десятый день. Таскает воду, пилит дрова, ест картошку с черными лепешками. Чаю нет, молока нет. Пьют заваренный в кипятке бадан.
Поздний вечер. Пьют горький настой бадана. Прохору хочется есть. Хлеб черств, картошка прискучила, да и мало ее: по четыре картошины на брата. Глотая слюну, Прохор косится на упрямого старца Назария: «Глупый чурбан, ничего не жрет, воздухом сыт». Прохор припоминает свою первую трапезу с ними.
– Вот, старцы-пустынники, я кой-что притащил сюда. Примите подарок мой, – сказал тогда Прохор и стал выкладывать из туго набитой торбы снедь: сыр, колбасу, икру, банки с консервами.
– Не надо нам, мы отказались от этого много лет, – не раздумывая, отмахнулся Назарий.
– Я тоже не хочу. Я для вас.
– Тогда выбрось это в огонь, не смущай нас, – мужественно пробубнил Назарий.

Все брошено в речку, все съедено рыбами.
А вот сегодня Прохор нырял, добыл из омута коробку килек, ел с картошкой, смачно облизывал пальцы. Старец Назарий, видя это, сверкнул на вкусность глазами, потемнел лицом и, ссутулясь, быстро вышел. Пожирая снедь, Прохор с удовольствием прислушивался, как за стенкой сердито бормочет, отплевывается ушедший старец. Лежавший калачиком Ананий втянул ноздрями аппетитный запах, весь как-то встревожился, приподнялся на локотках, щупленький, большеголовый, похожий на ребенка-рахитика, и воззрился в рот Прохора.
– Чего вкушаешь, сыне?
– Рыбу. Кильки.
– Солененькая?
– Соленая.
– С перчиком?
– С перцем. С лавровым листом.
У Анания пошла слюна, он пал навзничь, повернулся лицом к стене, застонал жалобно, по-хворому.
Прохор положил три кильки на картошку, картошку на хлеб, встал, ударился теменем о низкий потолок – посыпалась сажа, – вышел на волю. Назарий сидел на пне, обхватив ладонями локти, всматривался в тихую даль, где речка.
– Вот, старец Назарий, съешь рыбки, рыбка не вредная, ее и Христос вкушал, – и под самый нос старца подсунул смачный кусок.
Старец насупился, влип взглядом в кильки, захлебнулся слюной, и соблазненная рука его нерешительно приподнялась. Но вдруг, встряхнувшись, как от пронзившего его электрического разряда, вскочил, вырвал кусок из рук Прохора, швырнул на землю и с яростью растоптал дырявыми опорками. А на попятившегося Прохора зычно крикнул:
– Сгинь, дьявол-соблазнитель, сгинь! Не святой хлеб топчу, а грех соблазна попираю... Отыде от меня, сатана...

Килечка в Сибири уже и неудивительно после ананасов да омаров в банках.))

*** Однажды в тайге Прохор ухлопал из револьвера зазевавшегося олененка. В отдаленности от жилища старцев он изжарил на костре лучшие куски, наелся и, провялив в дыму, схоронил большой запас мяса на старой сосне, чтобы не слопали хищники. Тихомолком от старцев Прохор каждый день приходил сюда подкреплять свои силы. Но гораздый на нюх, на слюну старец Назарий, крутнув носом, как-то всерьез заметил Прохору:
– Не поклоняйся телу, поклоняйся живому духу в нем.
– Это к чему? Не понимаю. – И Прохор, рыгнув, озадаченно поднял брови. – Я дух люблю, ежели вкусно пахнет.
Старец с назидательной жалостью потряс головой, пронизал Прохора строгим взглядом.
– Тело человеческое внутри – нужник. Понял, чадо неразумное, брыкливое? (Прохор прикрыл рот картузом и опять рыгнул.) Вот, видишь? – И старец сел на пень, в бороде промелькнула ухмылка. – Мирской человек всякий день унавоживает мертвечиной и падалью чрево свое. А ты брось. А не можешь отвыкнуть – уходи от нас. Хоть бы дикого чесноку пожевал, парень. Тьфу.


НОВОСЕЛЬЕ У ГРОМОВА.

Эти цитаты разместила исключительно потому,что хочется показать размах и пышность празднования в честь окончания работ по строительству нового дома Прохора, размерами и великолепием напоминающим дворец со всеми его постройками и пристройками, садами и палисадниками, клумбами и лужайками, беседками,прудами,парком с аллеями и уютными скамейками, домом, какие в диковинку в столь глухом месте как Сибирь.

*** Меж тем почтенный осетр плыл как бы по воздуху в мертвецки пьяном виде. Был выпивши и сам Илья Сохатых, он орал от скуки песни, изъяснялся по-французски с проводниками-крестьянами, сплевывал через губу и едва не падал с седла под ноги кобылки. А чудо-осетр, в сравнении с Ильей Сохатых, был величав весом, дородством и молчанием: тупорылый, усатый, в костевидной ребристой чешуе, он мирно почивал, как в зыбке, в брезентовом парусе, подвешенном между шестью лошаденками, по три с каждой стороны. Четверо верховых мужиков, пятый Илья, сопровождали владыку рыб на пиршество к владыке капитала.
У Ильи Сохатых в тороках две четверти хлебного спирту: сам пьет и осетра поит. Знаменитый рыбак Сафронов, отправляя Илью в путь, сказал:
– Мы имеем все средствия рыбу без водички доставлять. Конешно дело, можно было бы агромаднейшую бассейну сделать, как в зоологическом саду, только к любилею не поспеть тогда. А ты, кудрявый, вот что. Гляди!.. – Рыбак Сафронов намочил в спирту два пучка пакли и засунул осетру под жабры. – Понял? Он таперича должон уснуть, как пьяный. А чрез сутки проспится, начнет хвостом бить и зебры раззевать. Ты ему опять такую же плепорцию на опохмел души. Он опять округовеет. На пятые сутки давай побольше. Он уж к той поре вопьется, в полный вкус войдет. Так, благословясь, в нетрезвом виде и доедет до самой любилеи, то есть выпивши.
Илья Петрович так и делал. Когда ему невмоготу в седле, его укладывали в брезент с осетром, он засыпал в обнимку с ним, как с Февроньей Сидоровной. Илья храпел, рыбина помалкивала.
Наконец к торжествам все готово. Осетр привезен, пущен в приготовленный садок, в воде быстро прочухался, ударил хвостом, заплавал. Народ сбегался смотреть на него, как на морское чудовище. Он выставлял напоказ башку, водил усами, шлепал жабрами, просил опохмелиться.

О таком способе как напоить рыбу до мертвецого сна,читала не раз..
но затрудняюсь сказать наскольэто правдоподобно и верно..

*** Семейство Громовых перебралось в новый дом-дворец. Дом деревянный, но большой, разделен кирпичными брандмауэрами на три части. Самая обширная комната, где будет дан банкет, имеет площадь в семьдесят квадратных сажень.. Отделана полированным ясенем и птичьим глазом. Остальные двадцать пять комнат блистали узорным паркетом, мебелью, коврами и общей роскошью убранства. Была особая комната для волка. Была комната-сад для певчих птиц, порхавших там на относительной свободе.
Штат постоянной прислуги значительно расширен. Появились две новые горничные, две гувернантки, три лакея, два швейцара, истопники, полотеры, управитель дома. Прохор решил жить широко, владетельным князьком.

Однако ж.. площадь в семьдесят квадратных сажень!
Русская мера длины, равная трём аршинам (2,13 м).

2,3х70 = 161 кв.м.!!!
На моем этаже 3 квариты.Трешка-60.6 кв. м.
Двушка чуток поменьше и однушка в 42 кв. м.
Площадь общая и то поменьше будет.))

*** Тремя пушечными выстрелами было возвещено миру, что юбилейные торжества в резиденции «Громово» открыты.
Многочисленные делегации от служащих, отдельных заводов и цехов, а также самозваные, не уполномоченные большинством представители рабочих принимались Прохором Громовым в народном доме под звуки доморощенного оркестра. Народный дом обильно декорирован зеленью и национальными флагами. Приветствия и адреса звучали неискренне, преувеличенно-хвалебно, подобострастно. Но возбужденный Прохор принимал всю лесть за чистую монету и сам набирался вдохновения для гордой ответной речи.
В полдень в народном доме и возле него открылся обед для рабочих. Обедом распоряжалось полтораста человек во главе с Иннокентием Филатычем.
По пути на прииск «Достань» весь обоз гостей остановился на берегу Угрюм-реки позавтракать. Все не без приятности расположились на приготовленных коврах. Губернатор с Прохором Петровичем и пятью почетнейшими гостями сидели под ковровым балдахином. Все ели и выпивали жадно. Гремела музыка, пел хор цыган, были пляски. Осмотр закончился в три часа дня. А в шесть назначен торжественный обед.
У Нины Яковлевны полон рот хлопот. Правда, ей усердно помогают дамы, жены инженеров и сам пан Парчевский. Мистер Кук с радостью примкнул бы к штату Нины, но он знал, что вряд ли в состоянии будет оказать какую-либо помощь, а к тому же он зубрит пред зеркалом застольную речь, которая ему не удается.
– Много превосходный... Прохор Петрович Громофф! Вы есть самый лучший пионер... – говорит он зеркалу, раздувая порезанные бритвой крепкие обветренные щеки. – Пардон, пардон. А дальше? Нет, как это, как это?.. – Он вдруг припоминает русскую пословицу: «Хлеб ешь с солью, а правду режь ножичком»... – Очшень харрош... О! О!.. – Но и пословица не помогает: вдохновенья нет, в голове заскок, неразбериха.
...Рабочие обедом удовлетворены. Разбрелись по каруселям, балаганам, качелям, слушают песни цыган, пляски, сами пляшут, купаются в реке. Вообще благодушествуют. Всюду порядок, пьяных нет. За Филькой Шкворнем, лежащим в бане Иннокентия Филатыча, ухаживают просвирня и старуха-знахарка. Филька чувствует себя прекрасно, пьет, ест, орет разбойничьи песни.
Многие приглашенные, в особенности из местной знати, накануне торжественного дня большими порциями принимали касторку: мужчины – чтоб приготовить пищеварительные органы к наибольшему поглощению вкусной пищи, женщины, кроме этой цели, руководились и другой: по их наблюдениям, касторка придает особый блеск очам.
В половине шестого двери парадной столовой открылись. Предшествуемые губернатором, под руку с Ниной Яковлевной, и Прохором Петровичем, под руку с хорошенькой женой золотопромышленника Хряпина, гости парами идут по коврам в столовую, сверкающую хрусталем, серебром, бронзой и фарфором, путано топчутся возле стола, разыскивая печатные карточки с указанием места каждому.
К величайшему сожалению, автор этого романа к началу обеда запоздал,  поэтому он не будет изображать изысканного великолепия громовского пира.

*** Вот Илья Петрович Сохатых. Мимо него черным коршуньем несутся события; они скользят где-то там, с боков и сверху, едва задевая его сознание. Пусть все сходят с ума, пусть режут, убивают друг друга, ему хоть бы что.
Третьего дня, от большого ума своего, от убожества жизни, он побился об заклад с лакеем Иваном съесть тридцать крутых яиц и фунт паюсной икры. Съел всего двадцать восемь яиц с икрой и чуть не умер. Иван же скушал сорок два яйца, полтора фунта икры и чувствовал себя прекрасно.

Илья Петрович Сохатых в романе фигура комическая, нелепая, никакой практической роли в нем не играет,но оживляет роман чрезвычайно.))
Приказчик, который пыжится изобразить из себя нечто более важное и значительное, чем является на самом деле, он гоняется за модой, но в силу собственного невежества этим-то
и нелеп и смешон.
Пользуется вычурными фразами, которые и сам вполовину не понимает, всегда напомажен, опрятен, внешне кудряв, рыж, лицом уродился больше бабьим, жирным и пухлым, усы имеет колечками вверх, конопатен до безобразия..
Всегда в чистой манишке, в манжетах, пиджачки по моде клетчатые носит, в талии ужатые, корокие. Брюки тоже узкие, башмаки на пуговках с лаковыми носами по сезону.
Довершают  облик его галстухи, а в особо торжественных случаях бабочки..и то и другое пышное..
Холост, был влюблен в Анфису, к концу роман женился на поповской дочке Февронье Сидоровне, которая ему сына Александра раба Божьего от любовника преподнесла.
Супруга Ильи особа замечательная тем что монументальна, весом в 7 пудов..
Учитывая, что примерно пуд это 16 кг., путем нехитрых математических подсчетов выявляем общую цифру в 96 кг., практически центер живого весу.))
в конце темы или отдельно вставлю отрывок описывающий семейную сцену между Ильей и супружницей, коя очень уж достойна огласки ради увеселения публики в лице моих читателей.))
Женитьба скорее будет для Ильи более опасна для жизни, нежели съеденное враз кол-во яиц и икры. Но волею Божьей он таки останется жив.))

*** Тихон принес кипящий серебряный самовар. Нина заварила чай. Самовар пел шумливую песенку.
– Господа! Милости просим. Прохор, чайку...
Сели за чай в напряженном смущении. Сел и Прохор Петрович.
Отец Александр придвинул к себе стакан с чаем, не спеша понюхал табачку. Прохор закурил трубку, положил в стакан три ложки малинового варенья и шесть кусков сахару.
– Меня тянет на сладкое, – сказал он.

Иногда и мне хочется такого сиропчика малинового отведать.))
В холода да в мороз.))

*** Готовились назавтра похороны дьякона Ферапонта и Федора Степаныча Амбреева. Столяры возились над огромным гробом дьякона и гробом поменьше – для исправника. Тело исправника до сих пор не разыскано. Решили приделать к голове подходящего вида чучело и так схоронить завтра со всею торжественностью по чину православной церкви.
Но вот беда: священник ни за что не соглашался крестить младенца Александра в эти траурные, полные скорби дни. Поэтому Илья Петрович Сохатых впал в полнейшее отчаянье: всего наварено, настряпано, а главное – разосланы по всему свету приглашенья, и вот тебе на – сюрприз! Он злился на дьякона, что не мог умереть двумя днями раньше, злился на священника, что отказался совершать сегодня таинство крещения.
– Эка штука – человек помер! Да наплевать! Во всем мире каждую секунду по шести человек мрет согласно статистике... А куда ж нам пироги да стерлядь заливную прикажете отдать? Нищим да собакам, что ли? Тьфу! После этого действительно антирелигиозным станешь.

Негодовал Илья оттого, что очень уж неурочно померли батюшка с исправником..
У Ильи дома намечалось крещение младенца -  сына Александра, к которому Илья в свойственной ему манере изготовился тщательно, омашисто,не жалея средств.
А смерть этих особ перечеркнула все его планы.

Цитата с юмором.))

Прохор доволен. Но накануне охоты случился с генералом трагикомический казус. Губернатор Александр Александрович Перетряхни-Островский любил, как большинство стариков, рано вставать. Природа здесь прекрасная, прогулки удивительные. Напившись чаю, он в шесть утра проследовал со своим слугой и собачонкой на легкий променаж. Губернатор в рейтузах с широкими красными лампасами шел впереди, Исидор Кумушкин чуть позади хозяина.
Генерал выступал не спеша, браво, по-военному, пристукивая тростью, и в такт своим шагам отрывисто покашливал: «Кха! Кха! Кха! Кха!» Пузатенькая собачонка, видимо, в подражание хозяину, тоже в такт с ним покряхтывала: «Тяф! Тяф! Тяф! Тяф!»
Так, покряхтывая и покашливая, благополучно миновали они усыпанный песком плац пред пожарной каланчой. Исидор Кумушкин тащил на руках шинель барина – ярко-красной подкладкой вверх. И вдруг огромный козел, сидевший по случаю приезда знатных гостей на привязи в пожарной, увидев красный цвет, яро оборвал веревку, догнал Исидора Кумушкина и с наскока так сильно долбанул его рогами в зад, что Кумушкин кувырнулся головой в пятки барина, собственными пятками огрел генерала по спине.
– Что? Что?! – крикнул генерал и тоже кувырнулся, сбитый козлиными рогами. Оба старца ползали на карачках, козел вилял хвостом, метился рогами куда надо. Собачонка Клико, распластавшись в воздухе, со страху неслась как угорелая вдоль улицы.
– Козел?
– Козел, ваше превос... Караул!.. Ай! – И Кумушкин снова перелетел чрез генерала.
– Эй! Люди! – закричал генерал, приподымаясь, и от ядреного удара в зад, как морской дельфин, колесом перекинулся через лакея. Туго натянутые на толстые ноги рейтузы генерала от напряжения мускулов лопнули.
Выскочили – в касках – перепуганные пожарные с веревками. Козла поймали. Генерал встал, отряхнулся, накинул на плечи шинель, хотел распушить пожарных и собственноручно застрелить козла, но, ни слова не сказав, последовал дальше. За ним, прихрамывая, лакей. За лакеем – собачка Клико с высунутым языком.
«Кха-тяф! Кха-тяф! Кха!» – замирало вдали.

В следующей теме выложу некоторые отрывки из романа и добавлю еще цитат из другой литературы.



Tags: Сибирь далекая и близкая., кулинарная цитата., кулинарные цитаты из худ. лит-ры.
Subscribe

Posts from This Journal “Сибирь далекая и близкая.” Tag

promo hrizantema_8 july 7, 2017 04:03 300
Buy for 10 tokens
16 апреля православные отпраздновали Пасху. а с 17 апреля по 31 мая я провожу ФМ «ЯЙЦА» . Буду принимать яйца в салатах,во вторых блюдах,в начинках,в супах, яйца как самостоятельную закуску,яйца в любой выпечке-сладкой и несладкой. выпечка и десерты с использованием не менее трех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments