hrizantema_8 (hrizantema_8) wrote,
hrizantema_8
hrizantema_8

Category:

Картофельный салат с яйцом, крабовым мясом и кукурузой.

Сегодня у меня новый салат из серии Картофельных, хотя картофеля в нем маловато.



Тему отправляю к Лене silverina1 в её  ФМ «Вкусно & Полезно»

Но у меня он был приготовлен к треске в панировке и поэтому я уменьшила калорийность салата ровно на калорийность рыбы.
Но если в него добавить картофеля грамм 200, получится тот Картофельный салат, каким ему и полагается быть.))
Салат сделала из того набора овощей, какой был под рукой.



Рецепт записала для подсчета калорий, продукты собирала так как мне нужно было, поэтому цифры можно менять,
продукты можно менять, заправку тоже можно менять под свой вкус.

Картофель печеный 110 гр.
Яйцо вареное 50 гр.
Помидоры желтые и красные 140 гр.
Мясо краба 60 гр.
Лук жемчужный 20 гр.
Кукуруза консервированная 20 гр.
Зеленый салат.
Vambsalat Valeriana
3-5 оливок
Зеленый лук
Укроп
Зелень сельдерея.


Заправка:

Заготовка из растительного масла, ароматной соли, дижонской горчицы, смеси перцев,
белого винного уксуса, меда. Обычно стоит в хол-ке.
Заправки взяла очень мало, пару столовых ложек.

Добавила в неё устричного соуса столовую ложку и столько же рисового уксуса,
в последнее время я к нему испытываю нежные чувства.))


Мясо краба купили попробовать.
Не оправдало ожиданий, так как вкус его мы знаем. Да, здесь тоже именно краб, но менее вкусный,
не тот какой мы любим. Так и ушел у меня в мои салаты.
Лук жемчужный тоже был последним, помидоры у меня сейчас постоянно разного цвета,
форм и размеров, потому что бОльшая чась моего рациона из свежих овощей,
поэтому хочется этого разнообразия.
Тут и обычная сливка - желтая, и черри желтые и красные двух видов, а вместо огурчиков свежих
или соленых добавила немного оливок.
Они резковаты по вкусу, пикантны и прекрасно оттенили вкус всего салата вместе с
островатой заправкой.



Салат получися новым на вкус и довольно сытным.
В 100 гр. 65 калорий.
К треске в панировке 200 грамм салата вполне довольно.



Если убрать яйцо и краба, будет не только еще более диетично, но вполне подойдет постящимся.
Худейте вкусно, поститесь тоже вкусно и красиво.))

Немного скажу о салатах и добавлю вкусные цитаты.

Когда то салаты в меню означали именно салатную зелень с обильной заправкой из прованского масла, соли, уксуса и сахара.
Позже стали смешивать какой-то набор продуктов, которые мы используем для овощным салатов.
Тогда как зеленями или зеленью называли и зеленую фасоль, и прочие бобовые в стручках, и спаржу, и артишоки.
А все это не только знали и ели даже в чиновничьих кругах, но и выращивали в своем хозяйстве.

У Гончарова И.А. в "Обломове" так описывается Ильин день-именины Ильи Обломова.

Иванов день прошел торжественно. Иван Матвеевич накануне не ходил в должность, ездил, как угорелый, по городу и всякий раз приезжал домой то с кульком, то с корзиной.
Агафья Матвеевна трои сутки жила одним кофе, и только для Ильи Ильича готовились три блюда, а прочие ели как-нибудь и что-нибудь.
Анисья накануне даже вовсе не ложилась спать. Только один Захар выспался за нее и за себя и на все эти приготовления смотрел небрежно, с полупрезрением.

<...> - У нас в Обломовке этак каждый праздник готовили, - говорил он двум поварам, которые приглашены были с графской кухни. - Бывало пять пирожных подадут, а соусов что, так и не пересчитаешь! И целый день господа-то кушают, и на другой день. А мы дней пять доедаем остатки. Только доели, смотришь, гости приехали - опять пошло, а здесь раз в год!
Он за обедом подавал первому Обломову и ни за что не соглашался подать какому-то господину с большим крестом на шее.
- Наш-то столбовой, - гордо говорил он, - а это что за гости!
Тарантьеву, сидевшему на конце, вовсе не подавал или сам сваливал ему на тарелку кушанье, сколько заблагорассудит.
Все сослуживцы Ивана Матвеевича были налицо, человек тридцать.
Огромная форель, фаршированные цыплята, перепелки, мороженое и отличное вино - все это достойно ознаменовало годичный праздник.
Гости под конец обнимались, до небес превозносили вкус хозяина и потом сели за карты. Мухояров кланялся и благодарил, говоря, что он, для счастья угостить дорогих гостей, не пожалел третного будто бы жалованья.
К утру гости разъехались и разошлись, с грехом пополам, и опять все смолкло в доме до ильина дня.
В этот день из посторонних были только в гостях у Обломова Иван Герасимович и Алексеев, безмолвный и безответный гость, который звал в начале рассказа Илью Ильича на первое мая. Обломов не только не хотел уступить Ивану Матвеевичу, но старался блеснуть тонкостью и изяществом угощения, неизвестными в этом углу.
Вместо жирной кулебяки явились начиненные воздухом пирожки; перед супом подали устриц; цыплята в папильотках, с трюфелями, сладкие мяса, тончайшая зелень, английский суп.
Посередине стола красовался громадный ананас, и кругом лежали персики, вишни, абрикосы. В вазах - живые цветы.
Только принялись за суп, только Тарантьев обругал пирожки и повара за глупую выдумку ничего не класть в них, как послышалось отчаянное скаканье и лай собаки на цепи. <...>


Торговали зеленями и в лавочках, и на базарах, торговали и вразнос.
Вот картинка из старой газеты.



В корзине отчетливо видна морковь, небольшие кочанчики свежей капусты, какая то зелень.
Следующая цитата из "Обломова" же это подтверждает.
Бобами называли тогда и обычную белую фасоль и спаржевую фасоль, и свежий горошек..

Вдруг подъехал экипаж, застучали в калитку, началось скаканье на цепи и лай собаки.
Обломов ушел к себе, думая, что кто-нибудь пришел к хозяйке: мясник, зеленщик или другое подобное лицо.
Такой визит сопровождался обыкновенно просьбами денег, отказом со стороны хозяйки, потом угрозой со стороны продавца,
потом просьбами подождать со стороны хозяйки, потом бранью, хлопаньем дверей, калитки и неистовым скаканьем и лаем собаки – вообще неприятной сценой. Но подъехал экипаж – что бы это значило? Мясники и зеленщики в экипажах не ездят.
Вдруг хозяйка, в испуге, вбежала к нему.
– К вам гость! – сказала она.
– Кто же: Тарантьев или Алексеев?
– Нет, нет, тот, что обедал в Ильин день.
– Штольц? – в тревоге говорил Обломов, озираясь кругом, куда бы уйти. – Боже! что он скажет, как увидит… Скажите, что я уехал! – торопливо прибавил он и ушел к хозяйке в комнату.
Анисья кстати подоспела навстречу гостю. Агафья Матвеевна успела передать ей приказание. Штольц поверил, только удивился, как это Обломова не было дома.
– Ну, скажи, что я через два часа приду, обедать буду! – сказал он и пошел поблизости, в публичный сад.
– Обедать будет! – с испугом передавала Анисья.
– Обедать будет! – повторила в страхе Агафья Матвеевна Обломову.
– Надо другой обед изготовить, – решил он, помолчав.
Она обратила на него взгляд, полный ужаса. У ней оставался всего полтинник, а до первого числа, когда братец выдает деньги, осталось еще десять дней. В долг никто не дает.
– Не успеем, Илья Ильич, – робко заметила она, – пусть покушает, что есть…
– Не ест он этого, Агафья Матвеевна: ухи терпеть не может, даже стерляжьей не ест; баранины тоже в рот не берет.
– Языка можно в колбасной взять! – вдруг, как будто по вдохновению, сказала она, – тут близко.
– Это хорошо, это можно; да велите зелени какой-нибудь, бобов свежих
«Бобы восемь гривен фунт!» – пошевелилось у ней в горле, но на язык не сошло.
– Хорошо, я сделаю… – сказала она, решившись заменить бобы капустой.
– Сыру швейцарского велите фунт взять! – командовал он, не зная о средствах Агафьи Матвеевны, – и больше ничего!
Я извинюсь, скажу, что не ждали… Да если б можно бульон какой-нибудь.
Она было ушла.
– А вина? – вдруг вспомнил он.
Она отвечала новым взглядом ужаса.
– Надо послать за лафитом, – хладнокровно заключил он.


У Агафьи Матвеевны имелся при домике свой огород, где выращивались овощи к столу.
Но более изысканные по тем временам покупали.

А вот так писал Э.Золя в книге "Западня" из серии "Ругон-Маккары".
Жервеза готовилась к именинам и обдумывала меню.

— Перед гусем — суп, верно? — сказала Жервеза. — Бульон с вареным мясом; это всегда хорошо… А затем нужно какое-нибудь блюдо с соусом.
Клеманс предложила кролика; но кролик и без того набил всем оскомину, его слишком часто приходится есть. Жервезе хотелось приготовить что-нибудь поинтереснее. Г-жа Пютуа предложила рагу из телятины под белым соусом, — и все переглянулись с улыбкой. Вот это здорово! Что может быть вкуснее телячьего рагу, лучше не придумаешь.
— После телятины, — продолжала Жервеза, — нужно еще одно блюдо с соусом.
Матушке Купо хотелось рыбы. Но все скорчили недовольные гримасы и сердито задвигали утюгами. Кому охота есть рыбу! В ней масса костей и очень мало съедобного. Косоглазая Огюстина осмелилась было сказать, что любит камбалу; но Клеманс накричала на нее и живо заткнула ей рот. Наконец хозяйка придумала свиную грудинку с картошкой, и все снова просияли. Тут в прачечную ураганом влетела взволнованная Виржини.
— Вот кстати! — воскликнула Жервеза. — Мамаша, покажите-ка ей гуся!
Матушка Купо вторично принесла гуся. Виржини вскрикнула и взяла его в руки. Черт возьми! Какая тяжесть!

Жервеза первая вернулась в прачечную и, притворяясь совершенно спокойной, сказала:
— Теперь что-нибудь из зелени.
— Конечно, горошек с салом, — сказала Виржини. — Это мое любимое блюдо.
— Да, да, горошек с салом! — подхватили остальные, а Огюстина, в полном восторге, стала тыкать в печку кочергой.


Празднование именин.

Ах, черт побери! Как быстро исчезла телятина! Да, если гости говорили мало, то жевали здорово! Салатник переходил из рук в руки и пустел на глазах. В густой, желтый, дрожащий, как желе, соус была воткнута ложка. Гости выдавливали из него куски телятины, отыскивали в нем грибки. Большие караваи хлеба у стенки позади стола прямо таяли. Громкое чавканье прерывалось только постукиваньем стаканов о стол. Соус был немного пересолен, и, чтобы залить эту предательскую телятину, которая, словно сливки, сама шла в горло и зажигала пожар в желудке, потребовалось четыре литра вина. Не успели еще и дух перевести, как появилась свинина на глубоком блюде, окруженная облаком пара, обложенная огромными круглыми картофелинами. Все так и вскрикнули. Вот это здорово! Ловко придумано! Лакомое кушанье! Все — будто ничего не ели — с аппетитом поглядывали на свинину и вытирали ножи кусочками хлеба, чтобы быть наготове. Когда блюдо обошло весь стол, гости стали подталкивать друг друга локтем и переговариваться с набитыми ртами. Вот так свинина! Чистое масло! А до чего нежная, сытная! Прямо слышишь, как она скользит там, в кишках, как она спускается чуть не до самых сапог! А картофель-то! Совсем сахарный! Нельзя сказать, чтобы свинина была пересолена, но все-таки и ее пришлось щедро заливать вином: картофель требует поливки. Раскупорили еще четыре бутылки. Тарелки были так подчищены, что их даже не пришлось менять, когда подали горошек с салом. О, зелень совсем пустое дело! Горошек уписывали шутя, глотали полными ложками. Это просто лакомство — дамское угощение. Самое лучшее в этом кушанье — пригоревшие кусочки сала, пахнущие лошадиным копытом. Для горошка оказалось достаточно двух бутылок.

Сейчас если предложить гостям "тончайшую зелень", не поймут! ))
А ведь это всем очень знакомые овощи, изысканно приготовленные.

Tags: ФМ., картофельный салат., кулинарная цитата., кулинарные цитаты из худ. лит-ры., салат.
Subscribe

Posts from This Journal “кулинарная цитата.” Tag

promo hrizantema_8 july 7, 2017 04:03 300
Buy for 10 tokens
16 апреля православные отпраздновали Пасху. а с 17 апреля по 31 мая я провожу ФМ «ЯЙЦА» . Буду принимать яйца в салатах,во вторых блюдах,в начинках,в супах, яйца как самостоятельную закуску,яйца в любой выпечке-сладкой и несладкой. выпечка и десерты с использованием не менее трех…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

Posts from This Journal “кулинарная цитата.” Tag