hrizantema_8 (hrizantema_8) wrote,
hrizantema_8
hrizantema_8

Category:

Паприкаш куриный на копченом сале.

Когда-то попал мне в руки рецепт паприкаша на заре моей кулинарной юности..
и оказался он крайне удачным…
смею надеяться, что в Венгрии этот вариант тоже готовят..
Про паприкаш писали все, только что ленивый не писал.
Встречала варианты с картофелем, без него, рыбные,овощные и т.д.

Но мне достался рецепт с копченым салом.
Во всех рецептах сало обычное, а у меня копченое.
И именно оно есть изюминка в этом варианте.
Про особенности паприкашей говорить не стану,т.к. в венгерской кухне не сильна..
А если кто-то может ими поделиться,буду только благодарна.))

Готовила паприкаш в новогодние праздники..
Готовлю его и в данный момент как горячее блюдо на сегодня. ))
Нам он очень нравится..



Тема с вкусной цитатой,поэтому она отравится ко мне в ФМ "Готовим по кулинарным цитатам из литературы и фильмов!"


Когда этот рецепт подцепила-даже не помню..
А вот и он сам с небольшими поправками.



Сало копченое мелко режем.
Его надо немного- грамм 70.
У меня была грудинка, здесь её называют ribi..
её коптят очень аккуратно, мяско получается с легким намеком на копчение,
мягкое и нежное...
Очень вкусный продукт - настоящий эстонский..
нигде больше такого не видела…
ну, эстонцы мастера готовить мясо…

Нарезали ribi мелкими кубиками..
Обжарили в подсолнечном масле.
Пусть сало вытопится..
луковку либо очень мелко порезать,либо потереть на терке.
Я терла свой причудский сорт- рыдала горючими слезами,чихала,
но рецепт того требует,чтоб тертый лук был..что поделаешь..терла..))
Затем добавляю порошок красной паприки-парочку чайных ложек..
Мне привезли из Венгрии его..душистый,яркий.
Все быстро обжариваем.
Затем выжарки и лук вынимаем на тарелочку,а в ароматном масле обжариваем куски курицы.
Количество курицы не указываю- сколько влезет в сковороду.
Обжариваем до румяной корочки.
Возвращаем выжарки к курице.
Полстакана бульона (а ежели нет такового, то воды берем) добавляем в сковородку..
пусть закипит…пять минуток и отправляем туда нашу сметану.
Сметанку прежде заварим кипятком.
Надо взять всего лишь полстакана, долить кипятком доверху и быстро взбить вилкой …
Тогда сметана не свернется на сковороде.

Паприкаш должен хорошо прокипеть в сметане.
Минут 20 точно…
Я кладу в него только душистый перец и молотый белый лимонный-он ароматный.

Отдельно режу зелень- укроп, петрушку, сельдерей.
Чем больше зелени- тем вкуснее..




Это вот старые фото, и тоже шли новогодние праздники..




Для меня самое в нем вкусное подливка..))

К паприкашу традиционно подаются клецки.
как то заморочилась и сделала их..вкусно..
Но я лентяйка…
Поэтому отвариваю макарошки…
С ними тоже хорошо.
А еще мы очень любим овощные супы с клецками и заправленные сырым яйцом..
давно уже не готовила..

Когда я написала про клецки,вспомнила еще один курьез на своей кухне..))

Есть у меня книга советских времен.
Называется «Семейные торжества»
Братислава 1985 год. Перевод со словацкого.

В книге полно интересных рецептов.
И вот среди них я отыскала рецепт овощного супа для меня было это очень актуально- я изо всех сил старалась накормить Кисеньку ..
Извечная проблема оголтелых мамок..))
Сердечники вообще плохо едят и мало…а мамке же надо природу победить… ((

И тут у меня рецепт супа с фрикаделями..
Причем фрикадели из вареного мяса.
ну и намутила… ))
Фрикадельки отваривала уже в супе,да те разварились тут же, получилась овощная каша с фаршем… ))
а суп то интересный..

Суп из говядины с фрикадельками.

1 кг. говядины слегка отбить,нарезать небольшими кусочками,положить в кастрюлю
и залить тремя литрами воды.
добавить ощищенные и нарубленые говяжьи кости ( 250 грамм)
Варить на медленном огне 2 часа.
пену снимать не надо ..
Чем медленнее огонь, тем прозрачнее бульон.
Затем добавить соль и коренья.
Это корень петрушки, морковка, корень сельдерея,брюсельская капуста,репчатый лук,поджаренные грибы и душистый перец.

Фрикадельки:
в миске перемешать 60 грамм сл. масла,2 яйца,120 грамм жареного или вареного мяса
(говядина,телятина,курица или ветчина),поджареный лук, петрушку,40 гр. белого хлеба.
Добавить черный перец, майоран, соль.
Все вымесить.
дать постоять с полчаса.

Сделать фрикадельки и отварить в бульоне.


Я, конечно, варю супы более насыщенные..
Но этот вариант тоже хорош..
Почему тогда фрикадельки развалились-не знаю,я тогда только увлекаться кулинарией стала.
Время подошло дитеныша кормить…тащу её на кухню подмышкой…
а она болтается там и бухтит..
- у буду кусить!!! у буду супиньку!!!!

а я ей…
- будешь!! будешь как миленькая!!!
С греночкой из черного хлеба и со сливочным маслом…
фыркала она там..фыркала…
Но Кисиньку все ж накормила этим «супом»…
у неё ротик так смешно открывался- коробочкой.. А что? супчик – то вышел вкусным…
Ложечку за ложечкой и покушали…
и сама приложилась…

наелись…хорошо…сытно..дремотно…
Муху-Цокотуху почитали и спать повалились в обнимочку…
Папка пришел с работы…
Девки спят и просыпаться не собираются..
на плите фиг знает что наварено…
Но вкусно.. со сметаною съел…
После спросил,что это было..
А был это суп словацкий!
Вот такой у нас случился паприкаш! ))

И вкусная цитата отсюда:
Тершанский Енё Йожи «Легенда о заячьем паприкаше.»

Цитата довольно большая,поэтому я спрячу её под спойлер.

[Spoiler (click to open)]
У любой женщины, когда она в положении, характер хоть сколько-то, а меняется. Объездчикова баба, та все время была в каком-нибудь раздражении. То из-за пустяковых причин на нее находили приступы ярости, то она впадала в другую крайность: в слезливую размягченность. Кроме того, ей то и дело чего-то до смерти хотелось. Если кто на глазах у нее что-то ел, а ей не давал, то она вынести этого не могла и как больная вся становилась. А в последнее время эта ее причуда стала еще сильнее. Да еще и усугубилась, потому что хотелось ей все какие-то самые невозможные блюда. То, скажем, соленое, то, наоборот, кислое, то еще черт знает что.
Про бабу эту можно спокойно сказать, что жизнь ее слишком избаловала. Была она дочерью богатых крестьян; правда, детей в семье с нею было семеро, но все равно воспитана она была так, что все время за ней прислуга да батраки ходили. Впереди светило ей неплохое наследство. Никогда и ни в чем не знала она нужды.
Конечно, кишка тонка была у объездчика, чтобы держать в узде такую бойкую, своевольную бабу. Так что в доме у них то, что хотела жена, исполнялось немедленно.
Когда в полдень объездчик получил весть, что господа из банка едут охотиться, баба первым делом сказала:
— Я надеюсь, ты и нам принесешь зайца? Мне так хочется заячьего паприкашу, я с ума сойду, если ты зайчатины не достанешь.
— Если получится! — ответил на это объездчик.
— Что это за разговоры такие мне приходится от тебя слышать? Как это так: не получится? Всегда получалось. Только в прошлом году не принес! Знаю, знаю! У тебя одна отговорка: граф давал без единого слова, а эти, банковские, жмутся. Если бы хорошо попросил, эти тоже бы дали! Так что, будь добр, постарайся! И смотри, без зайца мне не приходи!
— Ладно. Попробую для тебя поклянчить, может, дадут, — обещал объездчик. И на том спор меж ним и его своенравной женой завершился.
Но что-то подсказывало объездчику: его планы насчет зайчатины в этот день подвергаются очень серьезной угрозе. Особенно он загрустил, увидев, что жена за обедом лишь едва-едва ковыряет сочную фасоль со сметаной, в которой варилась свиная хребтина. Эге, баба всерьез, видать, на заячий паприкаш настроилась! А если он зайца не принесет? Что тут будет!..
Только дело обстояло так, что вопрос о зайчатине в доме объездчика давно уже стал щекотливым и приносил одни неприятности. До того как банк снял угодья в аренду, объездчик, конечно, всегда мог потихоньку себе настрелять сколько угодно дичи из графской, несчитанной. В доме даже приелась зайчатина, приготовленная в самом что ни на есть разном виде: и в супе, и маринованная, и всякая другая.
Чертов же банк свои права взялся блюсти до того строго, что даже в деревне завел соглядатаев, следить за объездчиком. И в первый же месяц, из-за одного или двух подстреленных зайцев, чуть не пришлось расстаться ему со своей должностью. С той поры стал объездчик ужас как строг к любителям свежей дичи. И в первую очередь — к самому себе.
Словом, что говорить: не так просто было ему просить зайца из настрелянных банком, напоминая, что бедный объездчик тоже не прочь полакомиться бегающим по угодьям вкусным паприкашем.
Здесь-то и видно, до чего велика была власть капризной бабы над своим мужем: как ни тяжко было ему, а все-таки выполнил он ее приказание.
Ну а что из этого вышло, станет ясно из разразившегося в семье скандала.
* * *
Едва войдя в дом, объездчик сразу увидел, что взгляд жены прикован к его сумке и бекеше: прячется ли там заяц для паприкаша? И еще он увидел, как на лице у жены появляется зловещее выражение. Потому что ее наблюдения в смысле наличия зайца были вполне негативные.
Объездчик, чтобы как-то спасти свою репутацию, поспешно изобразил на лице досаду и стал говорить про потерянный ножик.
— А заяц где? Ты мне про зайца скажи! — оборвала его баба.
— Рассказывать тебе, что там было? — начал объездчик оправдательную свою речь. — Я едва местом своим не поплатился — за то, что тебя послушался и стал зайца выпрашивать. Рассказать?
— Расскажи! Расскажи! — отвечала объездчица. — Давай-давай!
— Ну так вот. Когда мы с возчиком уже собирали дичь на телегу, подзывает меня директор. Зачем, думаешь? Чтобы держать меня целый час и учить, как я с этого времени должен присматривать за охотничьими угодьями.
— Ты мне зубы не заговаривай. Мне все это неинтересно! — оборвала его баба. — Зайца ты просил или не просил?
— Ты постой! — продолжал объездчик свое.  Тут я тебя вспомнил и сразу ему говорю: дескать, нижайше осмелюсь вас попросить, нельзя ли мне одного-двух зайчишек домой отнести из этой огромной добычи?…
— Что он на это? Видела б ты его рожу! — стал объяснять объездчик. — Ка-ак, из добычи, зайца? Да еще одного-двух? Дву-у-ух? Я, говорит, и до этого подозревал, что жизнь у вас слишком хорошая и вам только дичи на стол не хватает. Это дело, говорит, я возьму на заметку! Обязательно возьму!
— А ты, конечно, и вякнуть уже не посмел, что у тебя семья есть? — спросила жена.
— Я не посмел? Да ты дай досказать-то! Я ему еще и не то сказал, прямо в глаза: осмелюсь доложить, говорю, бывший-то барин, их сиятельство граф, меньше чем пять форинтов магарыч мне никогда не давали, а они иной год не один раз устраивали охоту. Это я, говорю, не то чтобы жалуюсь. Только из настрелянной дичи я у них брал столько, сколько хотел. Не такая уж, говорю, потеря, если бы господин директор мне зайца паршивенького отдал, вместо одного-то форинта?
— И что он ответил, хотела бы я знать?
— Что? Да вот что! Дорогой, говорит, мой друг, мы не какие-нибудь магнаты, у нас нету трех тысяч хольдов земли за душой, мы просто бедные служащие и не можем разбрасываться деньгами, как их сиятельство господин граф, который охотится из удовольствия и на своих землях, и где захочет. Мы за каждого убитого зайца должны отчитаться перед Акционерным обществом охотничьего хозяйства, и лишней дичи, чтобы раздаривать, у нас нету. И примите, говорит, к сведению, друг мой, что это относится даже к самому распоследнему зайцу! И еще примите к сведению, что если с этих угодий кто-нибудь захочет добывать себе дичь к столу — а я о ваших делишках кое-что уже слышал, — то это будет считаться самой обычной кражей. И мы еще примем меры, не беспокойтесь! А теперь, говорит, идите по своим делам! Ну, что ты на это скажешь?
Произнеся эту яркую речь, объездчик уже надеялся, что одержал победу. Но жена его, даже не усомнившись в сознании собственной правоты, ответила:
— Ладно! Но коли ты знал, что это за люди, и знал, чего от них ждать, ты мог бы ради меня взять и купить у них за шесть крейцеров какого-нибудь зайчишку!
— А я что, не пробовал разве? — взыграла в груди у объездчика оскорбленная гордость. — Разве я ему не сказал, что тогда я могу заплатить за зайца, потому как жене моей очень зайчатины захотелось? И чего я этим добился? Мне директор на это ответил: мы, говорит, не торговцы, а коли у вас такое материальное положение, что вы семью способны кормить зайчатиной, так есть специальные лавки, где дичь продают, там, говорит, вы зайчатины можете сколько угодно приобрести.
Однако рядом с таким всепоглощающим желанием, какое снедало жену объездчика, все это: гордость, истина, разум, достоинство — не имело никакого значения.

Перед внутренним взором объездчицы витал, исходя ароматным паром, заячий паприкаш, и казалось ей: если нынче же она его не отведает, то умрет в страшных муках.
— Ты, может, думаешь, я твоей болтовней сыта буду? — накинулась она на мужа со всей злостью, на которую только была способна. — Ты думаешь, я твоими дурацкими оправданиями наемся?
— Так что же мне было делать-то, если я у них даже за деньги зайца не мог добыть? Украсть, что ли?
— А хоть и украсть! — закричала объездчица. — Может, тебе их жалко? Лучше украсть ради жены, чем с пустыми руками домой приходить!
— И чтобы меня потом с должности погнали? — закричал ей в ответ объездчик. — Ты что, не помнишь, как я на этой дичи однажды обжегся, только милостью божьей и уцелел? Этого ты хочешь? Этого?
Поняла баба, что прямым наскоком ничего не добьешься: муж будет отчаянно защищаться. И возьмет верх, потому что в споре у него доводов больше.
И от пароксизма ярости объездчица перешла к другой крайности. Злоба, что искажала ее лицо, вдруг превратилась в плаксивую мину, и она, словно обессилев, рухнула на скамью у стола.
— Будь ты проклят, мучитель! Знаешь ведь, что в моем положении я до смерти могу заболеть, если не получу, чего хочется. Будь ты проклят, подлый, бессердечный идол!

Честно говоря, объездчику очень хотелось ответить ей: дескать, а что тогда делать мужьям, коли их несчастные женушки захотят зимой свежей черешни?

Вдруг с шумом распахивается дверь, и в хату влетает Гажи. Влетает он головой вперед и растягивается во весь рост на полу.
Тут объездчик с женой немного опомнились и подбежали к лежащему Гажи.
— Ты гляди-ка! Один, два, три, четыре зайца! — подхватил первым делом объездчик палку с висящими на ней, будто груши на ветке, зайцами.
— Ах ты, разбойник! — набросилась баба на мужа. — Ты, стало быть, нарочно меня заводил, а сам послал этого беднягу за зайцами, чтобы он тут у нас ноги протянул.

- Пойду приготовлю зайца на ужин. Ох ты, какие жирные-то!
И объездчица срезала одного зайца с палки и ушла с ним на кухню.

Одна-единственная обида осталась у Гажи после благословенного этого вечера, полного счастливых неожиданностей, злоключений и триумфальных побед.
Когда в объездчиковом котле уже пыхтел, булькал, наполняя весь дом аппетитным запахом, густой, жирный заячий паприкаш, хозяева и не подумали попотчевать Гажи хоть ложечкой этого дивного варева. Объездчик и его жена, хорошо к этому времени проголодавшиеся, усидели вдвоем всего зайца. Господи, как хотелось Гажи попробовать если уж не зайчатины, так хоть юшки! Но напрасно рассчитывал Гажи, что, может, хотя бы завтра дадут ему из остатков немного на ужин! Как бы не так! Хозяева так объелись зайчатиной, что больше и смотреть на нее не могли. Сразу же на другой день отнес объездчик одного зайца в подарок тестю с тещей, второго — крестному куму, а еще двух продал в лавку, которая торговала дичью.
Так что окончательно улыбнулся Гажи заячий паприкаш!


Tags: копчености., кулинарная цитата., кулинарные цитаты из худ. лит-ры., курица.
Subscribe
promo hrizantema_8 july 7, 2017 04:03 300
Buy for 10 tokens
16 апреля православные отпраздновали Пасху. а с 17 апреля по 31 мая я провожу ФМ «ЯЙЦА» . Буду принимать яйца в салатах,во вторых блюдах,в начинках,в супах, яйца как самостоятельную закуску,яйца в любой выпечке-сладкой и несладкой. выпечка и десерты с использованием не менее трех…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments