hrizantema_8 (hrizantema_8) wrote,
hrizantema_8
hrizantema_8

Category:

Как воспитывали и кормили дворянских детей.

В свое время я очень интересовалась как воспитывали дворянских детей,т.к. с детства читала страшно много,была любопытной и,пожалуй,вряд ли кто из сверстников моих представлял жизнь
детей в царское время так объективно,как это было на самом деле..
А я представляла..))

Цитата в тексте позволит мне добавить тему в свой ФМ "Готовим по кулинарным цитатам из литературы и фильмов!"

Многие классики писали о своем детстве..Я читала и Толстого и Гарина-Михайловского «Детство Темы» и Чехова и других классиков и мне нисколько не было завидно,потому что дети постоянно были с нянями,гувернерами,которые следили за каждым их шагом,мамками и дядьками,учили детей дома специально выписанные учителя,которые проживали в семье на полном пансионе,
как тогда говорили.Учить их начинали с 8 лет основным наукам,естественным,языкам,изящной риторике и Бог знает чему еще..))
Весь день был четко распланирован,на игры не так уж и много отводилось времени,так как детей не только учили,но и прививали им хорошие манеры,готовили в высшие учебные заведения,обучали этикету..
Девочки,например,должны были стать хорошими хозяйками и уметь вести дом буквально с нуля.
они должны были уметь управлять людьми и грамотно вести хозяйство,в котором производилось буквально все от продуктов питания и шитья одежды с обувью,до изготовления хозяйственного инвентаря и посуды. Хозяйка должна была уметь печь хлебы,квасить овощи,мочить яблоки,
в сезон варить варенья,что собственно полностью и ложилось на её плечи,она должна была разбираться в приготовлении пищи,знать шитье и все виды рукоделия,какими занимались в доме,а среди них и плетение кружев и редкие виды вышивок.И мало кто из современных читателей или зрителей при виде ухоженной светской дамы в фильме догадается,
что она умела не только волшебно петь и музицировать.))
Кроме того,на них лежала отвестственность за всех людей в доме-крепостных,наемных работников и прочих домочадцев.
Хозяйка должна была еще и уметь оказать любому из них первую медицинскую помощь.

Я зачитывалась в свое время  Воспоминаниями Александра Бенуа.
Так и называется «Мои воспоминания.» В сети книга есть.
А ознакомиться можно и тут.

В главе 9 рассказывается, как генеральша Бенуа сама закупала провизию для званых ужинов или обедов.

Глава 9

НАШИ ПОСТАВЩИКИ

В обыкновенные дни хозяйственные заботы заполняли лишь мамочки- но утро (тогда же происходило выслушивание доклада старшего дворника), по часто попадались у нас «более ответственные» дни, и тогда мамочкина служба начиналась накануне и поглощала все ее время. В эти отмеченные дни — будь то очередной dîner de famille  (Семейный обед (франц.).  или большой званый завтрак, или вечеринка с ужином (не говоря о событиях первого ранга — вроде свадеб, крестин, балов и юбилейных торжеств) — мамочка делала самолично обход своих поставщиков, и тогда на эти закупки всякой снеди уходили многие часы. Правда, большинство нужных ей лавок помещались недалеко от нас в Литовском рынке, но, кроме того, надлежало посетить погреб французских вин Рауля на Исаакиевской площади и проехать на Малую Морскую в кондитерскую Верен заказать мороженое и всякие сласти . На эти экспедиции мамочка в качестве прогулки «для моциона» часто брала меня, и я в этих случаях шел охотно (питая, наоборот, ненависть к простой бесцельной прогулке) — не только к Берену, где приятные мамзели меня угощали конфетами, но и в другие места — по-разному манившие главным образом своими ... запахами.
О, эти заседания мамы на деревянном ларе в лавке колониальных товаров купца Васильева в Литовском рынке! Почему я о них сохранил столь отчетливое воспоминание, что, кажется, и теперь мог отличить тембр звякавшего при открывании двери колокольчика, хотя с последнего моего посещения этой лавки прошло больше полустолетия? Не потому же, что и здесь мне иногда перепадало какое-либо лакомство (ведь лакомств у нас в доме было достаточно) и не потому, что я мог погладить и пощекотать своего любимца — огромных размеров кота Ваську, восседающего па прилавке у самых весов. Скорее всего мне льстило вкрадчиво-заискивающее обращение важного, медлительного, по-купечески одетого самого Василия Петровича и в то же время меня пленил весь бытовой ансамбль этой торговли, вовсе не живописной, но во всем «ладной» и характерной. Своими двумя окнами и стеклянной дверью лавка выходила на тот перекрытый сводами ход, что огибал со всех четырех сторон рынок, прерываемый лишь там, где находились ворота, через которые можно было въехать в обширный общий дврр. Поэтому в лавке дарил полумрак, и в темные зимние дни в ней зажигалась с утра висячая керосиновая лампа. Отделка лавки была простого светлого вощеного дерева, включая сюда и перерезывающий ее во всю ширину прилавок, из-за которого можно было выйти в переднее помещение, приподняв среднюю доску. Справа к прилавку примыкал такого же дерева ларь-диван с высокой прорезной спинкой. Слева в стену был вделан мраморный камин (никогда не топившийся), а на нем единственным чисто декоративным элементом помещения красовались бронзовые золоченые часы под стеклянным колпаком. По стенам на полках стояли бутылки с винами и наливками, банки с леденцами и консервами, а также целый батальон наполовину завернутых в синюю бумагу сахарных голов. В специальных ящиках и витринах лежали пряники, халва разных сортов и неприхотливые конфеты. В бочках же хранился погруженный в опилки виноград разных сортов, сохранявший свою свежесть в течение всей зимы. Все это было самое обыкновенное, но все это носило характер солидности и добротности, и это внушало уважение даже мне, шести-восьмилетнему мальчику.
Впрочем, больше всего меня пленял лавочный ритуал. Как только отворится, звеня колокольчиком, входная дверь и старший приказчик уяснит себе, что вошла «Камилла Альбертовна», так он уже вскидывает доску прилавка и бежит к ней настречу, низко кланяясь. И сейчас же следом из внутренних покоев, из какой-то темной святая святых, выступает сам хозяин, с картузом на седых кудрях, с большущими очками на носу. И тогда мама усаживает меня на ларь-диван, сама садится рядом к самому прилавку (там, где стояла конторка и лежали счеты), и начинается на добрые полчаса конференция. То и дело один из приказчиков ныряет в святую святых и является оттуда с лежащим на кончике ножа тонким, как лепесток, куском дивного слезоточивого швейцарского сыра, или с ломтиком божественной салфеточной икры, или с образчиком розовой семги. Но копченый золотисто-коричневый сиг выносится целиком, и его приходится оценивать с виду, лишь чуть дотрагиваясь до его глянцевитой, отливающей золотом кожи, под которой чувствуется нежная масса розовато-белого мяса. Приносятся и черные миноги, и соленые грибки, а в рождественские дни всякие елочные, точно свитые из металла крендели, румяные яблочки, затейливые фигурные пряники, с целыми на них разноцветными барельефами из сахара.***
Эти пряники не полагалось кушать; считалось, что это вредно, но было бы и жаль съедать такие шедевры причудливого народного искусства. Всякую вещь Васильев умел охарактеризовать с тонкостью, с вежливой строгостью отрекомендовать, а когда все было забрано, то начиналось щелканье на счетах и записывание в книгу, лежащую на окаймленной галерейкой конторке. Если во время конференции в лавку входили другие покупатели, то их обслуживал приказчик, сам же Васильев никогда бы не дерзнул оторваться от совещания с «генеральшей Бенуа», а генеральша не спешила, обдумывала, принимала и отменяла решения, заставляла снова бежать за какой- либо пробой. Было что-то внушительное и трогательное в этой своеобразной, основанной на взаимном уважении, беседе между моей тихой, совершенно не требовательной для себя, совершенно не лакомой мамочкой и этим степенным и даже строгим стариком, великим знатоком в своей области, умевшим уловить желание клиента с полуслова...
Другим фаворитом мамы на рынке был ютившийся в погребном помещении (под помянутым сводчатым ходом) зеленщик Яков Федорович. В этой лавке, с ее почти всегда на улицу отворенной дверью, зимой стояла стужа, а хозяин, дабы не замерзнуть, вынужден был непрестанно потчеваться чаем. Три проворных мальчика шмыгали, как крысы, принимая отрывистые приказания, снимали со своих мест товары, укладывали, вешали, завертывали, то и дело приговаривая: «Еще чего не прикажете?» Если у Васильева пахло чем-то пряным, заморским, далеким, то здесь пахло своим: лесами, огородами, травой, дичью. Здесь вас встречала при входе висящая -оленья туша в своей бархатистой коричневой шкуре, здесь кучками, отливая бурыми перышками, лежали рябчики, тетерки, а среди них красовался черный с синим отливом глухарь. А сколько еще всякой живности было вперемежку со всевозможными произрастаниями, начиная с едва пустившего тоненькие побеги кресс-салата в аппетитных миниатюрных, выложенных ватой корзиночках, кончая морковью, репой, свеклой и луком. У Якова Федоровича была довольно-таки жуликоватая физиономия, но я сомневаюсь, чтобы он дерзал надувать госпожу Бенуа,— уж больно ценилась такая покупательница, уж больно она сама во все входила, все самолично проверяла. От Васильева закупленный товар присылался; из зеленной огромную корзину тащил прямо за нами один из мальчиков, и делал он это с удовольствием, ибо знал, что получит целый двугривенный на чай.
Всего, впрочем, про Литовский рынок не перескажешь, хоть и соблазнительно было бы в воображении проникнуть в мучной лабаз, учреждение довольно унылое, где хозяин был неимоверной тучности, но где мне нравилось то, как медными совочками черпаются из мешков крупы для моих любимых каш: ячменной, смоленской, пшенной, гречневой, манной и ими заполняются с потрясающей сноровкой свернутые из бумаги «фунтики». Здесь опять-таки удивительно тонко, солидно и сдобно пахло, вызывая в представлении поля, мельницы, печи с хлебами и пирогами. Впрочем, больше всего из запахов я, пожалуй, любил те, которыми была напитана колбасная и самая простецкая из всех лавок — «мелочная». Но тут я уж отступаю от принятой топографической системы, ибо «наша» колбасная лежала на углу Екатерингофского и Вознесенского проспектов, тогда как «наша» мелочная, принадлежавшая торговцу Ключкипу, занимала с незапамятных времен угловое помещение в первом этаже самого дома Бенуа. Запах колбасной интернационального характера. Так же вкусно пахнет всюду, где торгуют всякими наперцованными и копчеными изделиями из свинины —- будь то в России, во Франции или в Германии. Но запах русской мелочной нечто нигде больше не встречающееся, и получался он от комбинации массы только что выпеченных черных и ситных хлебов с запахами простонародных солений — плававших в рассоле огурцов, груздей, рыжиков, а также кое-какой сушеной и вяленой рыбы. Замечательный, ни с чем не сравнимый это был дух, да и какая же это была вообще полезная в разных смыслах лавочка; чего только нельзя было в ней найти, и как дешево, как аппетитно в своей простоте сервировано. Однако закупать в мелочной лавке мамочке не нужно было — туда посылалась Степанида, которая в лавку проникала не с улицы, а со двора — по-домашнему.

*** Впоследствии и незадолго до того, что эти фигурные пряники исчезли, я собрал коллекцию из них, но через очень короткий срок обнаружилось, что они поедены червями, да и краски фигур побледнели. Тогда же я узнал и имя того мастера, специальностью которого было создание этих съедобных барельефов. Его звали Увакин. Да сохранится хотя бы здесь память об этом народном художнике-поэте. Чего-чего нельзя было найти на этих фигурных пряниках: и русалок, и амуров, и пылающие сердца, и рыцарей на конях, и генералов, и цветы, и фрукты...
посмотрите,с каким знанием дела маменька делает покупки..

Следующая глава называется «Мамино парадное платье.»
Сшито оно было к свадьбе,причем из какой то настолько добротной ткани,что в течении 40 лет
платье перешивалось,перекрашивалось и приводилось в такой вид,что никто бы не догадался,
что оно перешито из старого.
В этом платье маменьку и похоронили.
Мать Бенуа была очень скромной женщиной,хотя могла себе позволить роскошный гардероб.
Тогда как она постоянно пеклась о благопристойном внешнем виде всей семьи,сама обходилась
крайне малым.

Детей тогда содержали отдельно не только от родителей,а и вообще от взрослых.
Для них отводились отдельные комнаты,производилась детская мебель..
Для них отдельно шилось белье и мальчиков долго одевали как девочек.

По портретам детей первой половины XIX в. трудно определить, кто изображен — мальчик или девочка. «Едва ли не одно из самых первых воспоминаний моих — это колонна, прислонившись к которой я горько плакал: какой-то старик дразнит меня «Александрой Аркадьевной», потому что по моде того времени совсем маленьких детей одевали девочками»,— вспоминал троюродный брат М. Ю. Лермонтова Александр Аркадьевич Столыпин.

Судя по литературе, изобразительному материалу XIX в., мы можем сказать, что, подрастая, мальчики начинали носить чулки, панталоны, детские курточки, рубашки с отложным воротничком. Из обуви — «башмаки с бантиками», ботинки, сапоги.
Когда десятилетний герой повести Л. Толстого «Детство» приехал в Москву к бабушке, то к ее именинам мальчику было сшито новое платье, которое «оказалось превосходно: коричневые полуфрачки с бронзовыми пуговками были сшиты в обтяжку — не так, как в деревне нам шивали на рост, — черные брючки, тоже узенькие, чудо как хорошо обозначали мускулы и лежали на сапогах. «Наконец-то и у меня панталоны со штрипками, настоящие!» — мечтал я, вне себя от радости».

Девочки же долго носили короткие платья,едва ниже колен,из под которого были видны кружевные панталончики.День,когда им разрешали одеть платье до каблучков,считался полным совершеннолетием девушки и был переходом во взрослую жизнь.

Водовозова продолжала в своих воспоминаниях:

Главное педагогическое правило, которым руководствовались как в семьях высших классов общества, так и в низших дворянских, состояло в том, что на все лучшее в доме — на удобную комнату, на более спокойное место в экипаже, на вкусный кусок — могли претендовать лишь сильнейшие, то есть родители и старшие. Дети были такими же бесправными существами, как и крепостные. Отношения родителей к детям были определены довольно точно: они подходили к ручке родителей поутру,когда те здоровалисьс ними, благодарили за обед и ужин и прощались с ними перед сном. Задача каждой гувернантки, прежде всего заключалась в таком присмотре за детьми, чтобы те как можно менее докучали родителям.

Во второй половине XIX в. описанные выше традиции сохранялись. Вот что вспоминает Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт, родившаяся в 1867 г.: Родителей своих мы до восьми лет мало видели, также, как и старших братьев. К матери нас водили здороваться каждое утро на минутку. Войдя в ее спальню, мы подходили к ней по очереди, целовали ее в лоб, который она подставляла нам. Она осматривала нас внимательно, спрашивала Амалию Ивановну, как мы себя ведем, делала какие-нибудь замечания. Затем нас отпускали.
Читать статью.

Родители были для детей либо божествами, либо они стесняли детей даже своим присутствием.
Кормили детей тоже отдельно и звали их к столу крайне редко,только чтобы дети могли поздороваться с гостями на каком-то званом ужине..
детей мыли,наряжали,они являлись в столовую,после чего их могли угостить со стола фруктами
и отпускали восвояси..пирожные или десерты в этот день они тоже получали,но там,где их кормили.

Как видим, отношения между родителями и детьми не отличались сентиментальностью на всем протяжении XIX века. Характерны относящиеся к началу XIX в. воспоминания В. А. Соллогуба, знакомого А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова: «Жизнь наша шла отдельно от жизни родителей. Нас водили здороваться и прощаться, благодарить за обед, причем мы целовали руки родителей, держались почтительно и никогда не смели говорить «ты» ни отцу, ни матери. В то время любви к детям не пересаливали. Они держались в духе подобострастия, чуть ли не крепостного права, и чувствовали, что они созданы для родителей, а не родители для них».

Посоветую,кому интересно, прочесть статью полностью,т.к. много там любопытного..
К сожалению, детей часто наказывали,были и телесные наказания..это было нормой..а мы вот еще,бывает,и недовольны,что общего языка не имели с родителями..))
Царские дети воспитывались точно же по этой схеме..
Разве что может быть,не было побоев..

Ну и вот вполне себе достоверное меню царевича Михаила.

Шестидневное меню для шестилетнего царевича Михаила .
Расход продуктов дан в граммах; в числителе указана масса брутто, в знаменателе - нетто.

День 1

Завтрак
Каша рисовая с подливкой из клюквы, протертой с сахаром (крупа рисовая 35, молоко 100, сахар 5, сливочное масло 5, клюква протертая с сахаром 30; выход 170/30; белки 5,3, жиры 7,5, углеводы 46,5; калорийность 264,5).
Кофе с молоком (кофейный напиток 2, молоко 75, сахар 10; выход 150; белки 2,1, жиры 2,4, углеводы 13,5; калорийность 80,9).
Хлеб с маслом (пшеничный хлеб 25, сливочное масло 5; выход 25/5; белки 2,3, жиры 4,35, углеводы 13,0, калорийность 96,4).

Обед
Салат из краснокочанной капусты (капуста 30/24, морковь 10/8, яблоки 20/18, сахар 3, лимонная кислота 1. растительное масло 3; выход 50; белки 0.6, жиры 3,0, углеводы 6.9; калорийность 56,0).
Суп гороховый (горох сухой 20, картофель 50/35, морковь 10/8, репчатый лук 5/4, растительное масло 3; выход 250; белки 5,6, жиры 3,36, углеводы 19,9, калорийность 128,9).
Картофельные зразы, фаршированные мясом (картофель 200/160, мясо 100/70, репчатый лук 10/8, яйцо 10,3 (1/4 шт.), пшеничная мука 5, сливочное масло 5. растительное масло 5, укроп 5/4; выход 200; белки 19,3, жиры 15,4, углеводы 36,4; калорийность 354).
Компот из свежих яблок (яблоки 25/22, сахар 10; выход 150; белки 0,1, углеводы 16.4; калорийность 64,0)
Ржаной хлеб (масса 35; белки 2,27, жиры 0,35, углеводы 14,0; калорийность 66,5).

Полдник
Кефир (кефир 200/190, сахар 10; выход 200; белки 5,6, жиры 6,4, углеводы 18,2; калорийность 155,0).
Печенье овсяное (масса 30; белки 2,2, жиры 7,0, углеводы 18,4; калорийность 81,0).

День 2

Завтрак
Манные оладьи с вареньем (или джемом) (манная крупа 40, молоко 100, яйцо 10,3 (1/4 шт.), сахар 5, сливочное масло 10, варенье 30; выход 170/30; белки 9,3, жиры 13,0, углеводы 59,3; калорийность 416,3).
Чай (чай 0,2, сахар 10; выход 150; углеводы 9,98; калорийность 37,4).
Хлеб с маслом (пшеничный хлеб 25, сливочное масло 5; выход 25/5; белки 2,3, жиры 4,35, углеводы 13,0, калорийность 96,4).

Обед
Салат из свежего огурца с зеленым луком (огурец 50/46, зеленый лук 5/4, растительное масло 3; выход 50; белки 1,4, жиры 3,0, углеводы 1,0; калорийность 38,0).
Рассольник со сметаной (перловая крупа 10, соленый огурец 15/13, морковь 10/8, репчатый лук 10/8, зелень 5/4, растительное масло 3, сметана 10; выход 250; белки 1,7, жиры 5,1, углеводы 8,9; калорийность 90,55).
Гуляш с гречневой кашей (мясо 100/70, сливочное масло 5, репчатый лук 15/12, гречневая крупа 45, сливочное масло 5; выход 50/150; белки 22,4, жиры 15,0, углеводы 35,0; калорийность 355,0).
Компот из свежих фруктов (фрукты 25/20, сахар 10, выход 150; белки 0,5, углеводы 24,2; калорийность 95,0)
Ржаной хлеб (масса 35; белки 2,27, жиры 0,35, углеводы 14,0; калорийность 66,5).

Полдник
Кефир (кефир 200/180, сахар 10; выход 200; белки 5,6, жиры 6,4, углеводы 18,2; калорийность 155,0).
Печеное яблоко (яблоко 125/110, сахар 5, выход 90; белки 0,4, углеводы 15,4; калорийность 69,0).

День 3

Завтрак
Творожные сырники с морковью (творог 120, морковь 30/25, пшеничная мука 10, яйцо 20,5 (0,5 шт.), сахар 10, сливочное масло 10; выход 200; белки 24,2, жиры 21,4, углеводы 14,08; калорийность 345,0).
Чай (чай 0,2, сахар 10; выход 150; углеводы 9,98; калорийность 37,4).
Хлеб с маслом (пшеничный хлеб 25, сливочное масло 5; выход 25/5; белки 2,3, жиры 4,35, углеводы 13,0, калорийность 96,4).

Обед
Салат из редиса (редис 55/44, зелень 4/3, растительное масло 3; выход 50; белки 0,6, жиры 3,0, углеводы 1,9; калорийность 36,0).
Свекольник (свекла 65/50, картофель 40/28, морковь 10/8, репчатый лук 10/8, томатная паста 5, растительное масло 3, сметана 10; выход 250; белки 2,0, жиры 5,0, углеводы 12,2; калорийность 103,0).
Рыбная запеканка (рыба (треска) 200/100, сливочное масло 5, пшеничный хлеб 15, йцо 20,5 (0,5 шт.), молоко 25; выход 140; белки 22,0, жиры 9,0, углеводы 9,14; калорийность 193,7).
Сок фруктовый (масса 150; белки 0,75, углеводы 17,55; калорийность 70,5)
Ржаной хлеб (масса 35; белки 2,27, жиры 0,35, углеводы 14,0; калорийность 66,5).

Полдник
Венская булочка (выход 60, белки 4,2, жиры 3,3, углеводы 32,1; калорийность 168,0).
Чай (чай 0,2, сахар 15; выход 200; углеводы 14,97; калорийность 56,1).

День 4

Завтрак
Рассыпчатая гречневая каша с молоком (гречневая крупа 66, молоко 150, сливочное масло 5; выход 200/150; белки 12,4, жиры 10,22, углеводы 51,8; калорийность 341,4).
Хлеб с маслом (пшеничный хлеб 25, сливочное масло 5; выход 25/5; белки 2,3, жиры 4,35, углеводы 13,0, калорийность 96,4).

Обед
Баклажанная икра (выход 50; белки 0,85, жиры 6,66, углеводы 3,45; калорийность 77,0).
Молочный полевой суп (молоко 150, картофель 110/80, пшено 5, сливочное масло 3; выход 250; белки 6,3, жиры 7,55, углеводы 26,4, калорийность 192,6).
Помидоры, фаршированные мясом и рисом (помидоры 200/160, мясо 100/70, рис 15, репчатый лук 14/12; для соуса: бульон 35, пшеничная мука 2, сливочное масло 2, сметана 15; выход 200; белки 17,0, жиры 9,65, углеводы 18,8; калорийность 228,3).
Компот из ягод (ягоды 25/22, сахар 15; выход 150; белки 0,16, углеводы 17,23; калорийность 66,0)
Ржаной хлеб (масса 35; белки 2,27, жиры 0,35, углеводы 14,0; калорийность 66,5).

Полдник
Кефир (кефир 200/190, сахар 10; выход 200; белки 5,6, жиры 6,4, углеводы 18,2; калорийность 155,0).
Сливочные сухарики (масса 25; белки 2,1, жиры 2,6, углеводы 17,8; калорийность 92,0).

День 5

Завтрак
Капустные котлеты со сметаной (белокочанная капуста 200/160, молоко 30, манная крупа 15, сахар 3, яйцо 10,3 (1/4 шт.), сливочное масло 10, сухари (или пшеничная мука) 7, сметана 15; выход 200; белки 8,0, жиры 13,7, углеводы 52,5; калорийность 355,2).
Чай с молоком (чай 0,2, молоко 50, сахар 10; выход 150; белки 1,4, жиры 1,6, углеводы 12,33; калорийность 66,4).
Хлеб с сыром (пшеничный хлеб 25, сыр 12/10; выход 25/10; белки 4,4, жиры 2,7, углеводы 13,0, калорийность 92,0).

Обед
Салат из свежего огурца с зеленым луком (огурец 50/46, зеленый лук 5/4, растительное масло 3; выход 50; белки 1,4, жиры 3,0, углеводы 1,0; калорийность 38,0).
Борщ со сметаной (свекла 50/40, капуста 40/32, морковь 10/8, картофель 20/14, зелень 5/3, репчатый лук 10/8, томат-паста 5, растительное масло 3, сметана 10; выход 250; белки 3,3, жиры 5,0, углеводы 11,8, калорийность 100,0).
Картофель, тушенный с мясом (картофель 200/140, мясо 75/53, репчатый лук 15/14, сливочное масло 3, растительное масло 3; выход 200; белки 13,5, жиры 9,2, углеводы 27,9; калорийность 243,0).
Компот из свежих яблок (яблоки 25/22, сахар 10; выход 150; белки 0,1, углеводы 16.4; калорийность 64,0)
Ржаной хлеб (масса 35; белки 2,27, жиры 0,35, углеводы 14,0; калорийность 66,5).

Полдник
Кефир (кефир 200/190, сахар 10; выход 200; белки 5,6, жиры 6,4, углеводы 18,2; калорийность 155,0).
Печенье овсяное (масса 30; белки 2,2, жиры 7,0, углеводы 18,4; калорийность 81,0).

День 6

Завтрак
Творожная запеканка с сухими фруктами (творог 120, манная крупа 10, сахар 5, яйцо 5,1 (1/8 шт.), сливочное масло 5, сухие фрукты 12/10, пшеничная мука 5, сметана 10; выход 200; белки 23,6, жиры 18,0, углеводы 31,7; калорийность 380).
Чай (чай 0,2, сахар 10; выход 150; углеводы 9,98; калорийность 37,4).
Хлеб с маслом (пшеничный хлеб 25, сливочное масло 5; выход 25/5; белки 2,3, жиры 4,35, углеводы 13,0, калорийность 96,4).

Обед
Салат из вареной свеклы (свекла 60/48, растительное масло 3, сахар 1; выход 50; белки 1,0, жиры 3,0, углеводы 7,0; калорийность 58,0).
Крестьянский суп (свежая капуста 40/32, картофель 55/38. петрушка 3/2, пшено 10, морковь 12/10, репчатый лук 12/10, растительное масло 3, сметана 10; выход 250; белки 2,5, жиры 5,2, углеводы 14,7, калорийность 98,0).
Азу с картофелем (картофель 150/110, мясо 80/52, репчатый лук 15/12, сливочное масло 5, томат-паста 3, растительное масло 3, пшеничная мука 5, соленые огурцы 13/12, морковь 30/25; выход 50/150; белки 13,8, жиры 10,9, углеводы 25,7; калорийность 251,0).
Сок фруктовый (масса 150; белки 0,75, углеводы 17,55; калорийность 70,5)
Ржаной хлеб (масса 35; белки 2,27, жиры 0,35, углеводы 14,0; калорийность 66,5).

Полдник
Молоко (масса 200; белки 5,6, жиры 6,4, углеводы 9,4; калорийность 116,0).
Сливочные сухарики (масса 25; белки 2,1, жиры 2,6, углеводы 17,8; калорийность 92,0).

Обратите внимание,что к обеду все супы готовились без мяса вообще.
Мясо только во втором блюде.Меню скромнее некуда..
нет в меню и ужинов,хотя в самом деле дети без них не оставались..

Бенуа вспоминает как личная горничная маменьки Ольга Ивановна помогала ему принять ванну перед сном,при этом рассказывая о театральных постановках в самых мельчайших подробностях,
так как была страстной театралкой и ей необходимо было в кем-то поделиться впечатлениями..))
Рассказы заканчивались,когда маленький Саша уже был в постели и ему в виде исключения в таком случае разрешалось выпить «послеванного» горячего чаю с ломтиком черного хлеба с маслом и непременно из стакана,что в другое время не позволялось.

Мне меню царевича напомнило меню,которое я только что показала. ))

Tags: Классика.Литература., Меню., кулинарная цитата.
Subscribe

Posts from This Journal “кулинарная цитата.” Tag

promo hrizantema_8 july 7, 2017 04:03 300
Buy for 10 tokens
16 апреля православные отпраздновали Пасху. а с 17 апреля по 31 мая я провожу ФМ «ЯЙЦА» . Буду принимать яйца в салатах,во вторых блюдах,в начинках,в супах, яйца как самостоятельную закуску,яйца в любой выпечке-сладкой и несладкой. выпечка и десерты с использованием не менее трех…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments