hrizantema_8 (hrizantema_8) wrote,
hrizantema_8
hrizantema_8

Category:

"Одноэтажная Америка." Ильф и Петров.

Просто кулинарная цитата из произведения Ильфа и Петрова.

Познер и Иван Урган тоже показали нам в 2008 году свой сериал,
как современный вариант, как личное мнение,взгляд и как ремейк..
Кому любопытно,прошу по ссылке..
https://www.youtube.com/watch?v=mmFBtq5gZlA
конечно,за 8 лет многое из менилось..
и как все тем более изменилось со времени написания произведения..

Инфо:

«Одноэтажная Америка» — книга, написанная Ильёй Ильфом и Евгением Петровым в конце 1935 и в течение 1936 года. Издана в 1937 году в Советском Союзе.

Книга здесь http://lib.ru/ILFPETROV/amerika.txt

и сама цитата. и конечно, с кулинарным уклоном.))


Мы отправились осматривать пароход.

** Мы спустились в кухню. Десятки поваров трудились у семнадцатиметровой электрической плиты. Еще десятки потрошили птицу, резали рыбу, пекли хлеб, воздвигали торты. В специальном отделе изготовлялась кошерная пища. Иногда сюда заходил пароходный раввин, чтобы посмотреть, не подбросили ли веселые французские повара кусочков трефного в ортодоксальную пищу. В ледяных кладовых хранились припасы. Там свирепствовал мороз.**

**
Глава 4
Аппетит уходит во время еды.

Над большой витриной углового магазина, несмотря на солнечное утро, светились синие электрические буквы – «Кафетерий».
Кафетерий был большой, очень светлый и очень чистый. У стен стояли стеклянные прилавки, заставленные красивыми, аппетитными кушаньями. Слева от входа находилась касса. Справа – металлическая тумбочка с небольшим поперечным разрезом, как у копилки. Из разреза торчал кончик синего картонного билетика. Все входящие дергали за такой кончик. Дернули и мы. Раздался мелодичный удар колокола. В руках оказался билет, а из разреза копилки выскочил новый синий кончик. Далее мы принялись делать то же, что нью-йоркцы, прибежавшие в кафетерий наскоро позавтракать. Мы сняли со специального столика по легкому коричневому подносу, положили на них вилки, ложки, ножи и бумажные салфетки и, чувствуя себя крайне неловко в толстых пальто и шляпах, подошли к правому краю застекленного прилавка. Вдоль прилавка во всю его длину шли три ряда никелированных трубок, на которые было удобно класть поднос, а затем, по мере того как он заполняется блюдами, толкать его дальше. Прилавок, собственно, представлял собой огромную скрытую электрическую плиту. Тут грелись супы, куски жаркого, различной толщины и длины сосиски, окорока, рулеты, картофельное пюре, картофель жареный и вареный и сделанный в виде каких-то шариков, маленькие клубочки брюссельской капусты, шпинат, морковь и еще множество различных гарниров.
Белые повара в колпаках и густо нарумяненные и завитые, очень опрятные девушки в розовых наколках выкладывали на стеклянную поверхность прилавка тарелки с едой и пробивали компостером в билетике цифру, обозначающую стоимость блюда. Дальше шли салаты и винегреты, различные закуски, рыбные майонезы, заливные рыбы. Затем хлеб, сдобные булки и традиционные круглые пироги с яблочной, земляничной и ананасной начинкой. Тут выдавали кофе и молоко. Мы подвигались вдоль прилавка, подталкивая поднос. На толстом слое струганого льда лежали тарелочки с компотами и мороженым, апельсины и разрезанные пополам грейпфруты, стояли большие и маленькие стаканы с соками. Упорная реклама приучила американцев пить соки перед первым и вторым завтраком. В соках есть витамины, что весьма полезно для потребителей, а продажа соков полезна для фруктовщиков. Мы быстро привыкли к этому американскому обычаю. Сперва пили густой желтый апельсиновый сок. Потом перешли на прозрачный зеленый сок грейпфрута. Потом стали есть перед едой самый грейпфрут (его посыпают сахаром и едят ложечкой; по вкусу он напоминает немножко апельсин, немножко лимон, но он еще сочнее, чем эти фрукты). И наконец, с опаской, не сразу, начали пить обыкновенный помидорный сок, предварительно поперчив его. Он оказался самым вкусным и освежающим и больше всего подошел к нашим южнорусским желудкам. Единственно, к чему мы так и не приучились в Америке, – это есть перед обедом дыню, которая занимает почетное место в числе американских закусок. Посредине кафетерия стояли деревянные полированные столики без скатертей и вешалки для одежды. Желающие могли класть шляпы также под стул, на специальную жердочку. На столах были расставлены бутылочки с маслом, уксусом, томатным соусом и различными острыми приправами. Был и сахарный песок в стеклянном флаконе, устроенном на манер перечницы, с дырочками в металлической пробке.
Расчет с посетителями прост. Каждый, покидающий кафетерий, рано или поздно должен пройти мимо кассы и предъявить билетик с выбитой на нем суммой. Тут же, в кассе, продаются папиросы и можно взять зубочистку.
Процесс еды был так же превосходно рационализирован, как производство автомобилей или пишущих машинок.
Еще дальше кафетериев по этому пути пошли автоматы. Имея примерно ту же внешность, что и кафетерии, они довели процесс проталкивания пищи в американские желудки до виртуозности. Стены автомата сплошь заняты стеклянными шкафчиками. Возле каждого из них щель для опускания «никеля» (пятицентовой монеты). За стеклом печально стоит тарелка с супом, или мясом, или стакан с соком, или пирог. Несмотря на сверкание стекла и металла, лишенные свободы сосиски и котлеты производят какое-то странное впечатление. Их жалко, как кошек на выставке. Человек опускает никель, получает возможность отворить дверцу, вынимает суп, несет его на свой столик и там съедает, опять-таки положив шляпу под стул на специальную жердочку. Потом человек подходит к крану, опускает никель, и из крана в стакан течет ровно столько кофе с молоком, сколько полагается. Чувствуется в этом что-то обидное, оскорбительное для человека. Начинаешь подозревать, что хозяин автомата оборудовал свое заведение не для того, чтобы сделать обществу приятный сюрприз, а чтобы уволить со службы бедных завитых девушек в розовых наколках и заработать еще больше долларов.
Но автоматы не так уж популярны в Америке. Видно, и сами хозяева чувствуют, что где-то должен быть предел всякой рационализации. Поэтому всегда переполнены нормальные ресторанчики для небогатых людей, принадлежащие могучим трестам. Самый популярный из них – «Чайльдз» – стал в Америке отвлеченным понятием недорогой и доброкачественной еды. «Он обедает у Чайльдза». Это значит – он зарабатывает тридцать долларов в неделю. Можно, находясь в любой части Нью-Йорка, сказать: «Пойдем пообедать к Чайльдзу», – до Чайльдза не придется идти больше десяти минут. Дают у Чайльдза такую же чистенькую, красивую пищу, как в кафетерии или автомате. Только там у человека не отнимают маленького удовольствия посмотреть меню, сказать «гм», спросить у официантки, хороша ли телятина, и получить в ответ: «Иэс, сэр!».
Вообще Нью-Йорк замечателен тем, что там есть все. Там можно найти представителя любой нации, можно добыть любое блюдо, любой предмет – от вышитой украинской рубашки до китайской палочки с костяным наконечником в виде руки, которой чешут спину, от русской икры и водки – до чилийского супа или китайских макарон. Нет таких деликатесов мира, которых не мог бы предложить Нью-Йорк. Но за все это надо платить доллары.

А мы хотим говорить о подавляющем большинстве американцев, которые могут платить только центы и для которых существуют Чайльдз, кафетерий и автомат. Описывая эти заведения, мы можем смело сказать – так питается средний американец. Под этим понятием среднего американца подразумевается человек, который имеет приличную работу и приличное жалованье и который, с точки зрения капитализма, являет собою пример здорового, процветающего американца, счастливчика и оптимиста, получающего все блага жизни по сравнительно недорогой цене.
Блистательная организация ресторанного дела как будто подтверждает это. Идеальная чистота, доброкачественность продуктов, огромный выбор блюд, минимум времени, затрачиваемого на обед, – все это так. Но вот беда: вся эта красиво приготовленная пища довольно безвкусна, как-то обесцвечена во вкусовом отношении. Она не опасна для желудка, может быть, даже полезна, но она не доставляет человеку никакого удовольствия. Когда выбираешь себе в шкафу автомата или на прилавке кафетерия аппетитный кусок жаркого и потом ешь его за своим столиком, засунув шляпу под стул, чувствуешь себя, как покупатель ботинок, которые оказались более красивыми, чем прочными. Американцы к этому привыкли. Они едят очень быстро, не задерживаясь за столом ни одной лишней минуты. Они не едят, а заправляются едой, как мотор бензином. Французский обжора, который может просидеть за обедом четыре часа, с восторгом прожевывая каждый кусок мяса, запивая его вином и долго смакуя каждый глоточек кофе с коньяком, – это, конечно, не идеал человека. Но американский холодный едок, лишенный естественного человеческого стремления – получить от еды какое-то удовольствие, вызывает удивление.

Мы долго не могли понять, почему американские блюда, такие красивые на вид, не слишком привлекают своим вкусом. Сперва мы думали, что там просто не умеют готовить. Но потом узнали, что не только в этом дело, что дело в самой организации, в самой сущности американского хозяйства. Американцы едят ослепительно белый, но совершенно безвкусный хлеб, мороженое мясо, соленое масло, консервы и недозревшие помидоры.
Как же получилось, что богатейшая в мире страна, страна хлебопашцев и скотоводов, золота и удивительной индустрии, страна, ресурсы которой достаточны, чтоб создать у себя рай, не может дать народу вкусного хлеба, свежего мяса, сливочного масла и зрелых помидоров?
Мы видели под Нью-Йорком пустыри, заросшие бурьяном, заглохшие куски земли. Здесь никто не сеял хлеба, не заводил скота. Мы не видели здесь ни наседок с цыплятами, ни огородов.
– Видите ли, – сказали нам, – это просто не выгодно. Здесь невозможно конкурировать с монополистами с Запада.
Где-то в Чикаго на бойнях били скот и везли его по всей стране в замороженном виде. Откуда-то из Калифорнии тащили охлажденных кур и зеленые помидоры, которым полагалось дозревать в вагонах. И никто не смел вступить в борьбу с могущественными монополистами.
Сидя в кафетерии, мы читали речь Микояна о том, что еда в социалистической стране должна быть вкусной, что она должна доставлять людям радость, читали как поэтическое произведение.
Но в Америке дело народного питания, как и все остальные дела, построено на одном принципе – выгодно или невыгодно. Под Нью-Йорком невыгодно разводить скот и устраивать огороды. Поэтому люди едят мороженое мясо, соленое масло и недозревшие помидоры. Какому-то дельцу выгодно продавать жевательную резинку – и народ приучили к этой жвачке. Кино выгоднее, чем театр. Поэтому кино разрослось, а театр в загоне, хотя в культурном отношении американский театр гораздо значительнее, чем кино. Элевейтед приносит доход какой-то компании. Поэтому нью-йоркцы превратились в мучеников. По Бродвею в великой тесноте с адским скрежетом ползет трамвай только потому, что это выгодно одному человеку – хозяину старинной трамвайной компании.
Мы все время чувствовали непреодолимое желание жаловаться и, как свойственно советским людям, вносить предложения. Хотелось писать в советский контроль, и в партийный контроль, и в ЦК, и в «Правду». Но жаловаться было некому. А «книги для предложений» в Америке не существует.
**

Так рассказывали нам о питании и о жизни в Америке знаменитые писатели.
Теперь уже и мы в чем то догнали Америку тех лет.
Как там сейчас с питанием,вижу только в передачах.
И судить не могу да и не собираюсь..
часто,что вижу,мне не нравится..

Но и у нас многое изменилось и не в лучшую сторону..
Своя продукция супермаркетами не востребована..
на прилавках лежит польский лук и яблоки,привозная картошка и морковь,
белый хлеб можно сравнить с пластилином,да и сами производители что-то им
не хвастают в рекламах,предпочитая расхваливать черный,который еще как то
выдерживает былые стандарт и ГОСТы.Родная салака лежит в морозильниках
спрессованная в брикеты,
зато чудо-юдо рыбы "меч" вальяжно себе раскинулись в дробленом льду...
и филе пангасиуса,которое я б и даром не взяла,среди стерлядей и форели
с ценой за 10 евро кило...и тоже ОХЛАЖДЕННОЕ!

Никак у нас в водоемах завелись и теляпия и пангасиус и крабы и омары и устрицы до кучи..))
ни трески тебе,ни морского окуня,ни зубатки,ни миног,ни камбалы,ни ряпушки,ни кильки в сезоны..сплошной деликатес на нас глазеет со своего лежбища...
а что попроще ловить не на чем..потому к нам заморские рыбы сами плывут какими-то нехожеными тропками,а мы оплачиваем эти их путешествия.))
ну я то лично не оплачиваю..у меня лишь хватает на хек,который тоже ехал
к нам купейным вагоном..)) и я вообще не видела,чтобы у рыбных прилавков толпились очереди.. К счастью,ПОКА еще мы едим своих кур и свинину..
А недозрелые помидоры завсегда пожалуйста..бери не хочу!
Бывает,стадию созревания проскочит в холодильнике,и не краснея,тут же сгниет..))
ни стыда у такого ни совести..

Жду ярмарок,скоро начнутся весенние..кончился у меня сладкий причудский
лук и польский ватный режу,сморщившись..
И чеснок мне магазинный надоел,наполовину высохший и гнилой..
и мед из страны,которой нет на карте,но в ней есть и пчелы для производства меда,
и фабрики которые занимаются постельным бельем,халатами и нательным бельем,колготками,обувью,разливом парфюма,мыловарением,бижутерией
и прочая и прочая и прочая..
очень работящая и изобильная страна!
называется Maxima! ))

И вот куда ни плюнь в Эстонии,непременно попадешь либо в Максиму,либо в Рими,
либо в Сельвер,либо в Сясту..тоже изобильные страны,которые плодят нескончаемых
детей-близнецов и расселяют их в Эстонии...
и куда ни зайдешь-везде один и тот же товар,матушкино приданое стало быть...
и практически везде третьесортный товар..
вот натурально уже дежавю начинается..

а что такое скидки,которые у нас уже по умолчанию?
А это еще один бич и спрут,который так может опутать,что трезвеешь с трудом,
когда уже морозилка в мой рост трещит по швам,а холодильники отказывается закрываться..
Причем и там и там лежат не разнообразные продукты,а одно и то же..

что-то на стерлядь и кроликов скидок ни разу не видела..
а непроданные утки и гуси из магазинных холодильников сразу же после НГ
улетают опять,видимо, в курятники или же  в теплые страны...

Года два назад у нас собирались до кучи еще и купоны ввести!!!
Это вообще *опа! посмотрела я целый ряд этих пеДорач..слезы капали,как у людей крышу сносит...ладно,если они добытое за копейки еще отдают неимущим..
но ведь у людей реально мозги вскипают!

для любопытных,чтобы было понятно,о чем я толкую

https://www.youtube.com/watch?v=-Oq4NUJlPGU

вот такой вот он-первый этаж,что там,что тут..


Tags: Классика.Литература., кулинарная книга., кулинарные цитаты из худ. лит-ры.
Subscribe

promo hrizantema_8 july 7, 2017 04:03 300
Buy for 10 tokens
16 апреля православные отпраздновали Пасху. а с 17 апреля по 31 мая я провожу ФМ «ЯЙЦА» . Буду принимать яйца в салатах,во вторых блюдах,в начинках,в супах, яйца как самостоятельную закуску,яйца в любой выпечке-сладкой и несладкой. выпечка и десерты с использованием не менее трех…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments